Самарканд. Часть 4: от Регистана до Сиабского базара

Самарканд хотя и центр силы, но город совершенно полицентрический: власти - показанный в прошлой части Кок-Сарай близ Гур-Эмира, гостям - так же знакомый Регистан. а ещё есть Сиабский базар. К нему и пойдём теперь от Регистана по пешеходной Ташкентской улице мимо крупнейшей в Средней Азии мечети Биби-Ханым эпохи Тамерлана.

Своя Ташкентская улица есть или была едва ли не в каждом крупном среднеазиатском городе, но в Самарканде она во-первых действительно Ташкентская (а не переименована полвека назад, но все называют по-старому), а во-вторых и ведёт на Ташкент - от Регистана на северо-восток. А её первый пешеходный участок представляет собой нечто среднее между арбатом и бульваром - зелени здесь больше, чем домов:

Собственный транспорт Ташкентской - электромобильчики, катающиеся раз в полчаса от сквера у Регистана до мечети Биби-Ханум, уже не помню, за какие деньги - но небольшие, так как мне на них ни разу не хватало места. Катаются на них, как я понимаю, в основном не туристы, а сами жители Самарканда:

На углу Ташкентской и Бухарской (на которой в прямой видимости Регистана стоит и гостиница Баходира ) - внушительное здание, пристроенное к "русскому" домику. На самом деле Русский Самарканд отсюда довольно далёко, за показанными в прошлых двух частях местами, но немало таких домиков, принадлежавших видимо таджикским и еврейским купцам, поднявшимся на торговле с Россией, разбросано и в глубине махаллей:

Типичная архитектура Туркестана тех лет - русский стиль, но местная планировка с дворовым фасадом. Даже если это новодел - то вполне реалистичный:

Здесь обитает Самаркандский центр ремесленников - на мой взгляд, сверхполезная контора, которой очень не хватает тем же Бухаре и Хиве. Во множестве комнат на двух этажах сидят молодые адепты самых разных местных ремёсел, и мастерят-мастерят-мастерят симпатичные вещи на продажу туристам:

О самих ремёслах Самарканда я рассказывал в первой части с фотографиями в основном отсюда. А сейчас - просто несколько сюжетов ремесленников за работой.


Или не ремесленников, а гостей на мастер-классах:

Только в Самарканде я видел резные деревянные тарелки и керамику с картинами, чаще всего разумеется видами города. Но я не знал тогда, что все эти кувшины да игрушки - "афросиабская школа керамики ", возрождённая сто лет назад по тысячелетним находкам на древнем городище, и так и не заснял ничего из этого поближе.

Шелка, кумганы, музыкальные инструменты, "колониальный" антиквариат:

Отдельным впечатлением Дома ремесленников стала девушка, в одной из комнат второго этажа шившая сюзане: симпатичная и обаятельная, совершенно по-светски одетая (непокрытые волосы и очень аккуратно просвечивающая на солнце рубашка) и безупречно говорившая по-русски, но явно из местных (к своему стыду, узбека от таджика я "на глаз" не отличу). Она много рассказала мне о здешней вышивке и золотом шитье, проведя импровизированную экскурсию, упоминала, что бывала в Москве, причём явно не на заработках, и что "Москва ей нравится", в общем предстала мне такой жительницей "воображаемой идеальной Средней Азии". Сфотографировать, конечно же, забыл, но зато "ставя мне это на вид" и негодуя вы напишете теперь чуть больше комментов.

Но продолжим путь. Ташкентская - вообще улица какая-то "воображаемо идеальная", не живая, при том что в прошлом это ведь действительно было начало дороги на Ташкент, и вместо плитки был песок, а вместо электромобилей - арбы с ишаками.

Вот ещё один дореволюционный домик, скорее всего какой-нибудь купеческий магазин или аптека, а длинные торговые ряды, как на заднем плане, ныне продают исключительно антиквариат и сувениры:

Детский сад непоянтного возраста, может даже 1920-х годов. Найти какую-то информацию о многих зданиях в Средней Азии в интернете попросту нереально:

Поликлиника по соседству - явный новодел:

А вот школа №21 напротив медцентра даёт явный ответ, за что улице такой лоск - в ней учился бессменный президент Ислам Каримов. и где-то в махаллях, "отодвинутых" от улицы буквально на один ряд, цел и его дом. Музеев и памятников, как покойному Рашидову в Джизаке или вполне живому Назарбаеву в Астане. тут пока нет, но если власть Самаркандского клана останется - то рано или поздно будут. Родился он в 1938 году, злые очернители утверждают, что в семье узбека и таджички, а конспирологи и вовсе почитают его за бухарского еврея; работал инженером на крупнейших заводах Ташкента, в 1986 году возглавил Кашкадарьинскую область, а Узбекистаном руководит с 1989 года - ныне он старейший правитель в постсоветских странах, а по времени у власти всего на 1 день отстаёт от Назарбаева.

Между тем, в какой-то момент улица расширяется, открывая впереди грандиозную мечеть со смешным названием Биби-Ханым:

Или Катта-ханым, или Сарай-Мульк - первые два варианта переводятся как Старшая царица, а последий - собственно, её человеческое имя. Сарай-Мульк была дочерью Казаган-хана, последнего потомка Чагатая, и для двух мятежных эмиров, вместе боровшихся с Могулистаном за самаркандских трон - Хусейна и Тимура - она была незаменима: ведь только чингизиды могли носить ханский титул, а значит сыновья от Сарай-Мульк будут уже не эмиры, а полноценные ханы! Её взял в жёны Хусейн, а Тимуру отдал свою сестру Ульджай-Туркан. и когда в 1365 году боевые товарищи обрели власть и между ними неизбежно начала расти смертная вражда, Ульджай продолжала их мирить, пока сама не умерла в 1367 году. Три года спустя Тимур воевал с Хусейном, пленил его и позволил убить, а Сарай-Мульк, как и других жён, взял себе. Но мечта о чингизидстве для своих потомков не сбылась: детей от Биби-Ханум у Тамерлана не было. и тем не менее она оставалась его любимой женой. Вообще, судя по истории, Тимур был способен на сильные страсти, очень тяжело переживал смерть Ульджай, а Сарай-Мульк, возможно, была единственным человеком, рядом с которым Железный Хромец мог (в переносном смысле слова) снять доспехи и отложить в сторону меч. Иначе чем ещё объяснить, что в честь бесплодной и к тому времени старой жены Тамерлан назвал мечеть, которая по его задумке должна была затмить своим блеском всё, что он видел в покорённых землях? Великого супруга Сарай-Мульк пережила буквально на несколько месяцев - скорее всего, её отравили опасаясь влияния на борьбу за престол.

Биби-Ханум - действительно крупнейшая мечеть Средней Азии даже в наше время: её размеры 167 на 109 метров (по другим данным 76 на 54 - тогда по площади она всё же уступает бухарской мечети Калян ), два главных портала размером с хорошие многоэтажки (высота 36 метров, ширина 46), а главный купол 40 метров в высоту и 30 - в диаметре. Есть сведения, что и минареты её были самыми высокими в мире, чуть ли не до 90 метров, а сделана она была буквально из всего на свете: купол воссоздавал соборную мечеть Дамаска, рухнувшую при вызванном штурмом пожаре, шестигранные минареты повторяли Кутб-Минар в Дели, каменщики приехали сюда из Закавказья, мрамор везли из Индии на сотне слонов, а для доставки кирпича из Бухары натурально был запущен конвеер - так как обозы часто вязли и бились, между двух городов выстроилась живая цепочка, день и ночь передававшая каждый кирпич из рук в руки. Стройка велась с практически сталинским размахом, не даром же Тимур и Хусейн отвоевали Самарканд не у Могулистана, а у погнавших и тех и других "персидских коммунистов" сербедаров. и вдобавок по преданиям Тимур несколько раз требовал всё переделать и кого-нибудь казнил. Тем не менее, одна из крупнейших построек тогдашнего мира была возведена всего за 6 лет, в 1399-1405 годах:

И скажу честно, мне она не очень-то понравилась - громоздкая, бездушная, с плоскими минаретами, похожими на заводские трубы. Тамерлан был очень образованный человек, вечера часто проводил, слушая чтение летописей и научных трактатов, знал рубаи (стихи) на все случаи жизни и умел ими воодушевить солдат, но всё же гигантомания и художественный вкус совместимы крайне редко. Выскажу даже крамональную мысль, что зодчество 16-17 веков в Средней Азии, за исключением некоторых деталей вроде ребристого купола, совершеннее тимуридского. Идею "построить столицу на зависть всему покорённому миру" великие завоеватели пытались вполотить с завидной регулярностью, взять хоть Каракорум Чингисхана, но почти всегда вся эта роскошь рассеивается мороком: привезти со всего мира лучших мастеров - это ещё не создать свою традицию, хотя бы потому, что архитектурная традиция - не только художественная, а инженерная школа, веками наработанный опыт строительства именно в здешних условиях. Биби-Ханум начала самопроизвольно разрушаться уже в 15 веке, а каждое землетрясение обрушивало то "купол, подобный небосводу", то "арку, подобную Млечному пути", то очередной минарет.

Так что нынешняя Биби-Ханум в каком-то смысле и вовсе памятник советской архитектуры, остроенная в 1968-2003 (но активнее всего в 1980-х годах) с применением тяжёлой техники и кранов из состояния грандиозных руин. Пожалуй, из многочисленных Великих Советских реставраций эта - самая спорная, противников у неё едва ли не больше, чем сторонников. Не удивлюсь, если и к тому проекту "самаркандские" приложили руку, вспомнив о гигантомании великого предка.

"Но будем работать с тем, что есть". Кстати, 70-90 метров высоты приписывают именно этим гранёным минаретам главного здания, но верится с трудом. А вот правый минарет позади - единственный аутентичный, хотя и труба трубой на ковроавиазаводе (ну, где ковры-самолёты шьют):

Достопримечательность мечетного двора - гигантский мраморный подкоранник, и кто читал мои посты из Ташкента или просто знаком с темой, конечно же догадались, что он предназначался под древнейший в мире Корана Усмана, в Европе известного как Самаркандский Коран - в свою крупнейшую стройку, памятник завоеваниям, Тимур вложил и ценнейший с точки зрения ислама из своих трофеев. Подкоранник сделан уже по приказу Улугбека, и изначально был под куполом, а на этом месте стоит с 1875 года. А народное поверье практикует ритуальные под ним проползания - то ли с загадыванием желания, то ли для борьбы с бесплодием:

В раскопках галереи основания колонн из спрессованного в камень войлока - всего их было 480, почти вдвое больше, чем в фантастической Джума-мечети Хивы .

Зал под главным куполом для входа закрыт (вид через решётку) и изнутри не отделан:

Общий вид комплекса Биби-Ханум на фоне Зерафшанского хребта с мечети Хазрет-Хызр, стоящей на склоне Афросиаба (до неё мы дойдём в следующей части). Обратите внимание, что между передним порталом и минаретом виднеется далёкий Регистан, а правее мечети четырёхугольник хокимията на месте дворца Кук-Сарай:

Напротив мечети раньше симметрично стояло медресе, от которого остался лишь контур стен и главный элемент - мавзолей Биби-Ханым, усыпальница женской родни Тамерлана, начиная с самой Сарай-Мульк:

Там тоже красивое убранство, хотя кого в Самарканде этим удивишь?

Но как бы ни была огромна Биби-Ханым, а всё же она намного меньше Сиабского базара в треугольнике между мечетью и улицами Шахрисабзской и Аль-Бухари. Площадь на их перекрёсте, то есть с противоположной Ташкентской улице стороны, застроена в очень узнаваемом стиле - то ли традиционное зодчество арабского Востока, то ли фукнционализм:

Здесь едва ли не главный узел городского транспорта, и немало маршруток останавливаются прямо под мостом улицы Аль-Бухари через Шахрисабзскую:

В переулочке над лестницей я завернул в базарные асханы пообедать. В одной нашлась шурпа, в другой шашлык, а их двери были в прямой видимости друг от друга, и хозяин асханы с шурпой не возражал потив того, что второе себе я купил у соседа. Отсюда совсем рядом главный вход Сиабского базара на фоне купола Биби-ханум:

Базаров в Узбекистане много, тем более служат они и местами общепита, и автовокзалами, но до роли самостоятельной достопримечательности из них доросли, пожалуй, лишь два - ташкентский Чорсу и самаркандский Сиаб. В этом что-то есть - с одной стороны, это настоящие базары, куда приходят затариться необходимым сами местные жители, но с другой тут всё же наведён некий марафет, у Чорсу ещё и впечатляющая архитектура, в общем базары двух крупнейших узбекистанских городов предоставляют не только хлеб, но и зрелище. Сиаб, выросший видимо в конце 19 века на въезде в Самарканд из Ташкента (и получивший название по речке Сиаб за Афросиабским городищем), уступает Чорсу архитектурой, но превосходит колоритом как продавцов и покупателей, так и ассортимента.

Лепёшки. Про их уникальные свойства и про то, что охладив такую до абсолютного нуля можно получить Лёд-9, а те несколько хлебов, коими Иисус накормил тысячи людей, скорее всего испекли в Самарканде, я писал в первой части.

Фрукты на Сиаб-базаре в основном вторичны - местные торговцы покупают их у оптовиков в Ургуте с его огромным и самым дешёвым в стране базаре. Рыба (сазан, судак и реже толстолобик) в основном из озера Айдар и Каттакурганского водохранилища:

Куда ж без круп, пряностей, бобов и орехов в мешках:

Но почему-то больше всего мне на Сиаб-базаре запомнились сладости, которых я накупил столько, что так и не доел, таская с собой всю оставшуюся поездку:

Фарфоровые чайники и блюдца с сине-белым "хлопковым" узором - их массовость в Узбекистане конечно поражает:

А вот старушка, увидев меня, развернула кружевной пуховый платок. Такие в Узбекистане вяжуют только в Самарканде, и в основном пожилые русские женщины (а это может быть башкирка или казашка) - в царские времена переселенцы из Оренбуржья завезли сюда коз кувандыкской породы, пасущихся теперь в окрестных горах:

Довершали картину люли, следовавшие за мной поодиночке всё время пребывания на базаре - у прилавков заискивающе заглядывали мне в глаза и тянули ладонь. Первую я гонял-гонял, прибегая даже к такому аргументу, как "Не дам я тебе ничего, ты пока за мной ходишь, тебе бы другие уже 10 раз подали!", но она вряд ли поняла хоть слово - русским здешние цыгане обычно не владеют. Тогда я решил пойти на крайнее средство и ткнул ей в лицо объективом: местные цыгане попасть в кадр страшно боятся (возможно, считая это чем-то вроде сглаза или похищения частицы души) и в более патриархальных местах при виде фотоаппарата иногда просто убегают. Тут - видно, что она терпит, стиснув зубы, ради вожделенной 1000 сумов (10-15 рублей):

Однако у люлишек отработана ротация, и стоило было уйти этой, как появилась другая. Я повторил схему - теперь они уже не клянчили у меня 1000 сумов, а позировали мне за 1000 сумов:

На смену второй цыганке материализовалась третья, а дальше я как-то покинул их зону ответственности. Варламов в своё время и вовсе писал, что по базару бродят убогие с полным ртом слюней и угрожают обхаркать, если им не подашь. но мне такое представить на Сиаб-базаре трудно, и вообще чем дальше, тем сильнее ощущение, что местами Блоггер №1 откровенно врёт. Сиаб-базар ухожен и цивилен, и даже попрошайки тут какие-то обаятельные:

А где-то совсем уж на задворках мне попался крестьянский ряд. но не тот, где дехкане торгуют продукцией своих полей и пастбищ, а тот, где они покупают себе лопату, урак (вариант серпа) или конскую сбрую.

Инструменты для лепёшек, особенно интересны чикичи - "печати" для узоров на тесто:

А тут обратите внимание не только на бубен, но и на деревянные и пластмассовые штуковины наподобие курительных трубок: это изобретённый давным-давно "узбекский памперс" - их надевают младенцам на причинное место для отвода жидкости от штанов по нужде. А с Чорсу-базара у меня есть фотография традиционных резных колыбелек - и то, и другое считается обязательным атрибутом дома уважающих себя патриархальных узбеков. Всё-таки как же вечатляет этот веками наработанный, но такой непривычный быт.

Между Сиаб-базаром и Биби-Ханум - площадь с питьевыми фонтанчиками:

Неподалёку на краю базара чей-то неизвестный мавзолей и маленькая махаллинская мечеть типично самаркандской конструкции:

Между тем, название Сиаб явно указывает на Афросиаба, а с его склонов я уже показывал вид мечети Биби-Ханум. Про домонгольское городище Самарканда и древности его подножий - в следующей части.

САМАРКАНД-2015
Обзор поездки и оглавление серии .
Ташкент, Бухара, Хорезм - см. оглавление.
Посиделки у Баходира. Встречи в дороге.
Самарканд .
Общее. История, колорит, традиции, ремёсла.
Регистан .
Кук-Сарой и Гур-Эмир. Оплот Тамерлана.
От Регистана до Сиаб-базара.
Афросиаб и окрестности.
Махалли народов.
Древности по окраинам.
Русский Самарканд. Вокзал и храмы.
Русский Самарканд. Дома и улицы.
Окрестности Самарканда .
Хазрат-Дауда .
Ургут .
Перевал Тахта-Карачач и спуск в Кашкадарью.
Южный Узбекистан - будет отдельная серия.

Непонятные слова и ситуации - см. по ссылкам ниже.

Я в Москве второй день, приехав поездом через Оренбуржье. Здесь, в России, удивительно много зелени, воды и кислорода; никому совсем не интересно,…

Об Узбекистане, этом нашем древнем Междуречье, я мечтал практически с тех пор, как начал путешествовать. Собственно, я тот ещё…

Всё же идея разбить путешествие по Узбекистану надвое себя оправдала: исключительная плотность впечатлений и чуждость культурной среды приводили к…

"В чайхане, на топчане за дастарханом с сюзьмой, чучварой и хаштаком, я глядел в дарвазу на высящийся за дувалами махаллей и хаузом регистана…

Узбекистан - мир не только показанных в прошлой части айванов, махаллей и ханак, но и - нексий, менял и регистраций. Так что следом за огромным…

Одно из самых сильных впечатлений Узбекистана, главная причина его самобытности - в том, что здесь испокон веков была своя городская культура…

От показанной в прошлой части патрихальности махаллей перейдём к совсем другой узбекистанской грани - железным дорогам, которые, как и всё здесь…

Выезжая из Узбекистана в Казахстан, я не мог отделаться от ощущения, что я уже в России. Жизнь там совсем другая по своей сути, и порой кажется,…

Самарканд - второй по величине (509 тыс. жителей) город Узбекистана и его политический центр: местный клан крепко держит страну уже добрых…