(1872-1930) русский путешественник и ученый

Арсеньева принято считать коренным дальневосточником, а между тем он родился в небольшой деревне неподалеку от Владимира. Его отец, внебрачный сын помещика и крепостной, работал на железной дороге и прошел путь от кассира до начальника движения. Еще в детстве Владимир увлекался изучением растений и животных. Все свободное время он проводил в лесу или в поле, но принадлежность к податному сословию закрыла для него возможность учебы в университете. 
Поэтому по совету отца Владимир, закончив школу, поступил в Петербургское военно-пехотное училище. Там он хотел получить первый офицерский чин, а затем выйти в отставку, чтобы поступить в университет. 
Однако его планы изменил случай. В училище Арсеньев познакомился с известнейшим путешественником Г. Грум-Гржимайло, который преподавал там географию. Под его влиянием юноша тоже решил стать путешественником. 
Надеждам Арсеньева не суждено было сбыться. Сразу же после окончания училища он был произведен в подпоручики и направлен в отдаленный гарнизон на польской границе. Там он должен был прослужить не менее трех лет. Однако Арсеньев решил добиться своего. 
Сразу после прибытия к месту службы он начал хлопотать о переводе на Дальний Восток. Этот шаг вызвал удивление и друзей, и начальства, поскольку из Польши офицеров, как правило, переводили через некоторое время в Петербург, но Арсеньев продолжал настаивать. Прошло почти два года, прежде чем его ходатайство было удовлетворено. В начале 1899 года Владимира произвели в поручики и перевели во Владивостокский гарнизон на должность топографа. 
На самом же деле Арсеньев стал командиром небольшого разведывательного отряда, который должен был обследовать пограничные районы и сверять с местностью имеющиеся географические карты. В сущности, эта работа представляла собой длительную экспедицию. Почти каждый месяц Арсеньев совершал небольшие вылазки и постепенно набирался необходимого опыта. 
Когда началась русско-японская война, он был назначен начальником разведки Владивостокской крепости. За прекрасную организацию службы Арсеньев был награжден тремя орденами, а после окончания войны в декабре 1905 года получил повышение и стал начальником военно-географической службы Приамурского военного округа. 
Арсеньев переехал в Хабаровск, и с этого времени вся его жизнь была посвящена путешествиям. Уже летом следующего, 1906, года он отправился в длительную экспедицию по горам Сихотэ-Алиня. Арсеньев много снимал и собирал обширный научный материал. Он впервые провел комплексное описание флоры и фауны Дальнего Востока, а также морских и речных течений, археологических находок, жизни и обычаев местного населения. Экспедиционные дневники Арсеньева до сих пор не утратили своей научной ценности. 
В 1907 году исследователь снова отправился в тайгу. В этом путешествии его сопровождал охотник-гольд Дерсу Узала. Он стал не только проводником, но и близким другом Арсеньева. Вместе они совершили несколько экспедиций, которые путешественник позже описал в своих книгах. 
Особенно интересной оказалась экспедиция 1910 года, в ней Арсеньев как бы подвел итог своим изысканиям. После возвращения он поехал в Петербург и выступил с обстоятельным отчетом об экспедиции на заседании Географического общества. Все собранные коллекции Арсеньев передал на общероссийскую этнографическую выставку. 
По инициативе П. Семенова-Тяньшанского, А. Радлова и С. Ольденбурга Арсеньев был избран действительным членом Географического общества и награжден Большой серебряной медалью. Собранные им коллекции также получили медаль общероссийской этнографической выставки. 
Высочайшим повелением Арсеньева освободили от службы в войсках и с сохранением воинского звания перевели в подчинение Генерального штаба. А вскоре он был назначен директором Хабаровского краеведческого музея. 
Теперь путешествия стали не просто обязанностью, но и профессией и основным занятием Арсеньева. Однако вскоре он почувствовал, что огромный научный материал нуждается в обобщении. 
Особенное внимание специалистов вызвал написанный им «Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края» (1912) - первый комплексный очерк, посвященный природе и людям одного из наименее изученных районов Российской империи. 
Арсеньев начинает выпускать одну за другой книги с описанием своих путешествий. Параллельно с научными трудами он пишет и живые, увлекательные рассказы об экспедициях. Он впервые поведал широкому кругу читателей о повседневной жизни дальневосточных народов, об их обычаях и древних верованиях. Именно эти книги и принесли ему настоящую известность не только в России, но и за ее пределами. 
Известна оценка, которую дал книгам Арсеньева Горький: «Вам удалось объединить в себе Брема и Фенимора Купера. Дерсу Узала вышел у Вас более живым, чем Следопыт у Купера». 
Действительно, слог Арсеньева отличается научной точностью и яркостью образов: «Размытые глыбы имели весьма причудливые очертания, одни из них были похожи на людей, другие - на птиц, третьи - на фантастических животных». 
После революции 1917 года Владимир Арсеньев продолжал интенсивную экспедиционную деятельность. В 1918 году он отправился в путешествие на Камчатку и описал вулканы и гейзеры этого неповторимого края, а также провел раскопки старинного русского острога, построенного в XVIII веке землепроходцем В. Атласовым. 
Арсеньев не только совершает экспедиции, но и занимается преподавательской деятельностью - становится профессором Дальневосточного университета. Почти каждый год он отправлялся в новые путешествия по Дальнему Востоку. 
Во время одной из таких экспедиций он простудился и, вернувшись во Владивосток, умер от воспаления легких. Его жизнь сама стала сюжетом для книг и фильмов. Один из них - «Дерсу Узала» - снял знаменитый японский режиссер А. Куросава.