Как возникли колонии генуэзцев в Крыму

В середине XIII в. произошли существенные изменения в международной торговле. До этого важнейшие торговые пути, связывавшие страны Западной Европы с Востоком, проходили через портовые города Сирии и Палестины (где еще с конца XI в. в результате крестовых походов утвердились западноевропейские рыцари) и через гавани Египта. Во второй половине XIII в. крестоносцы потеряли свои владения в восточной части Средиземного моря. Торговые пути частично переместились к берегам Азовского и Черного морей. Вот тогда-то и появились в Крыму венецианские и генуэзские колонии.

В сочинении флорентийца Пеголотти (первая половина XIV в.) подробно описывается сухопутный путь от устья Дона до Китая. Он шел из Таны (Азова) через Астрахань, Сарай на Волге и далее в Среднюю Азию и Китай. К. Маркс в «Хронологических выписках» указывает, что «около 1340 г. в Италии знали точно все путевые станции от Азова до Китая».

В крымских портах разгружались суда с товарами из Передней Азии, Египта, Византии, стран Западной Европы и караваны из Золотой Орды, Средней Азии и Китая. Одновременно Крым являлся связующим звеном в экономических и политических отношениях Византии и славянских государств Балкан с русскими землями. Поэтому не случайно Крымский полуостров становится объектом агрессивных устремлений не только монголо-татар, но и двух конкурентов — Венеции и Генуи, крупнейших итальянских торговых республик, которые на протяжении многих лет с переменным успехом вели непримиримую борьбу с Византией за черноморские торговые пути и рынки.

Первое время перевес имели венецианцы. Четвертый крестовый поход (1202—1204 гг.), в организации которого огромную роль сыграло богатое купечество Республики св. Марка (так называлась Венеция в средние века), привел к разгрому Византии и захвату крестоносцами Константинополя. Значительная часть столицы империи и ее предместья, лежавшие на путях из Средиземного в Черное море, оказались в руках венецианцев. Их корабли получили возможность свободно плавать по Черному морю.

Итальянские источники говорят о торговле венецианцев в Крыму (в Солдайе — Судаке) уже в первые годы после четвертого крестового похода (1206 г.). Из сочинения знаменитого путешественника Марко Поло (вторая половина XIII в.) видно, что Солдайя была хорошо знакома венецианцам и часто посещалась ими.

Но если Венеция сумела извлечь для себя большие выгоды из четвертого крестового похода, то главный ее враг и торговый соперник — Генуя — понес от разгрома Византии большой урон: венецианцы добились изгнания генуэзских купцов из всех захваченных крестоносцами земель. Поэтому Генуя пошла на сближение с врагом Венеции — Никейской империей (греческим государством в Малой Азии), ставшей центром сопротивления византийцев крестоносцам.

В марте 1261 г. между никейским императором Михаилом Палеологом и генуэзцами был заключен договор, по которому провозглашался вечный мир между Византией и Генуей. В случае возвращения Константинополя под власть греков генуэзцам представлялось исключительное право плавания и торговли на Черном море. В июле 1261 г. войска Михаила Палеолога овладели Константинополем. Это событие явилось тяжелым ударом для Венеции. Венецианский квартал в столице Византии был сожжен, а территория его передана генуэзцам. С этого момента и начинается генуэзская колонизация Северного Причерноморья.


В распоряжении исследователей истории генуэзских колоний в Причерноморье имеется ряд письменных источников. Прежде всего следует назвать уставы генуэзских колоний на Черном море, составленные в Генуе в 1290, 1316, 1449 гг. а также архив Банка св. Георгия, который содержит богатейшие, до сих пор еще полностью не изученные документы, освещающие жизнь генуэзских колоний в последний период их существования.

Важным источником по ранней истории генуэзских колоний Причерноморья являются нотариальные акты, составленные в Кафе, Солдайе и Константинополе в конце XIII в. Интересные сведения по истории генуэзских колоний в Крыму можно почерпнуть из описаний арабских, персидских и западноевропейских путешественников, побывавших в Кафе и Солдайе в XIII—XV вв. Много ценных сведений дают византийские и русские источники. Известный интерес для историка представляют эпиграфические материалы — надписи, высеченные на каменных плитах в стенах башен генуэзских крепостей, и сами остатки этих крепостей, сохранившиеся в Феодосии, Судаке Балаклаве и других местах.

История генуэзских колоний в Черноморье уже давно привлекала внимание как русских (Н. Мурзакевич, В. Юргевич, Ф. Брун, М. Ковалевский, Л. Колли, А. Бертье-Делагард), так и иностранных историков (Одерико, Серра, Канале, Примоде, Гейд, Братиану и др.). Дореволюционная наука накопила большой фактический материал, выяснила вопросы, связанные с пребыванием генуэзцев в Крыму, в частности взаимоотношения их с крымскими татарами и т. д. Однако буржуазная историография, как правило, преувеличивала роль и место генуэзцев в истории Крыма, часто изображая полуостров до появления на нем генуэзцев, как дикий край, где бродили лишь орды кочевников, и якобы только генуэзцы создали тут цветущие торговые города и поселения.

Многие буржуазные историки непомерно идеализировали генуэзцев, рисуя их созидателями высокой культуры, носителями справедливости, неподкупными защитниками права и т. д. Внимание сосредоточивалось на внешнеполитической истории генуэзских колоний и истории их административного устройства. Социальные же отношения, господствовавшие в колониях, оставались чаще всего вне поля зрения.

Советские историки (Е.Ч. Скржинская, Е.С. Зевакин, Ю.А. Пенчко, М.К. Старокадомская, И.А. Гольдшмидт, А.В. Чиперис и др.), руководствуясь марксистско-ленинской методологией, подвергли научной критике концепции буржуазных историков. Тщательно изучены, по-новому поставлены и разрешены многие вопросы, связанные с историей итальянских колоний в Крыму. Наряду с изучением письменных источников, советские ученые провели известную работу по исследованию археологических памятников того периода. В частности, много сделала для изучения и публикации латинских надписей на стенах генуэзских башен Е.Ч. Скржинская.

Немаловажный вклад в разработку истории генуэзских колоний в Северном Причерноморье вносят историки стран социалистического содружества. Интересным исследованием, освещающим международные отношения в Причерноморье во второй половине XV в. является труд польского ученого Мариана Маловиста.

Точно установить время основания в Крыму генуэзских колоний пока не удалось. Не сохранилось ни одного документа, указывающего, как и когда генуэзцы овладели Кафой.

Первое известие о генуэзской колонии в Кафе относится к 1289 г. К этому времени принадлежат дошедшие до нас нотариальные акты Кафы. В 1290 г. был принят первый Устав Кафы. Это говорит о том, что к концу XIII в. генуэзцы сделали Кафу своим главным опорным пунктом в Крыму. Они не могли получить ее без содействия со стороны татар, к тому времени ставших уже хозяевами большей части полуострова. Возможность сбывать захваченных во время войн пленников и обменивать продукты скотоводства на заморские товары, а также большие выгоды, которые можно было извлечь из таможенных пошлин с иностранцев, — таковы мотивы, побудившие татарских правителей дать разрешение генуэзцам на основание своей колонии.

Однако генуэзцам не сразу удалось стать монополистами в морской торговле Крыма. В 1265 г. Византия заключила мир с Венецианской республикой, и венецианцы снова получили доступ в Черное море. Опорным пунктом венецианцев в Крыму на время стала Солдайя. В 1287 г. здесь даже сидел венецианский консул. В 1296 г. венецианский флот вторгся в Черное море. Ряд генуэзских кораблей был захвачен. Венецианцы осадили и после продолжительного сопротивления взяли Кафу.

Но их торжество было временным. После ухода из Черного моря венецианского флота генуэзцы вернулись в Кафу. Однако венецианцы еще сравнительно долго оставались в Крыму, имея в Солдайе свою факторию. Кроме того, в первой половине XIV в. им удалось приобрести квартал в важнейшем торговом пункте в устье Дона, в Тане (нынешний Азов), где обосновались в это время и генуэзские купцы.

Борьба генуэзцев с венецианцами переплеталась с борьбой представителей обеих итальянских республик с татарами. Хотя торговля с Генуей и Венецией приносила татарской феодальной знати немалые выгоды, взаимоотношения между татарами и итальянцами отнюдь не всегда отличались мирным характером. Богатства приморских городов Крыма привлекали жадные взоры кочевников. В XIV в. Кафа несколько раз подвергалась нападению со стороны татарского войска. Татары осаждали Кафу в 1308, 1344—1347 гг.

Во время одного из таких нападений генуэзцы вынуждены были покинуть город и вернулись в него лишь несколько лет спустя.

Во второй половине XIV в. воспользовавшись раздорами в Золотой Орде, генуэзцы значительно расширяют свои владения в Крыму. В 1357 г. они захватили Чембало (совр. Балаклава), а в 1365 г. овладели Солдайей (она же — Сурож), крупным торговым городом Крыма, который поддерживал тесные связи с русскими землями, в частности с великим княжеством Московским. Вместе с Солдайей генуэзцы захватили и большой сельский округ, в состав которого входило 18 деревень. Эта территория составила Солдайское консульство. В административном отношении оно подчинялось Кафе. Несколько позже, в 1381 г. генуэзцы по договору с татарами, заключенному после разгрома русскими татарских полчищ Мамая на Куликовом поле (что значительно ослабило Золотую Орду и заставило ее правителей быть более уступчивыми по отношению к генуэзцам), окончательно закрепили за собой 18 деревень Солдайского консульства на юго-восточном берегу Крыма. Кроме того, они учредили еще так называемое «капитанство Готию» на южном берегу, о котором говорилось в предыдущих главах.

Таким образом, во второй половине XIV в. генуэзцы утвердились на большом пространстве Крыма — от Чембало до Кафы. Впоследствии они распространили свою власть и до Керченского пролива (Боспора).

Главным торговым и политическим центром генуэзцев на Черном море была Кафа. Через Кафу шла транзитная торговля товарами Востока и товарами, которые доставлялись в Крым из русских земель. Большую роль играла торговля сырьем и продуктами самого полуострова и прилегающих к нему территорий. Основными предметами генуэзского вывоза из Крыма были рыба, соль, невыделанные шкуры, воск, а также икра и хлеб из Прикубанья. Генуэзская торговля с Крымом носила, как правило, неэквивалентный характер. Генуэзцы устанавливали максимально низкие цены на местные продукты и сырье, а привозимые ими товары — ткани и предметы роскоши — старались сбывать втридорога.

Важной статьей генуэзского вывоза из Крыма были рабы. Известно, что в средние века рабский труд довольно широко применялся в домашнем хозяйстве феодалов и купцов и частично в ремесле и сельском хозяйстве. Поставщиками рабов были крымские татары. Развивая работорговлю и превращая Кафу в крупнейший невольничий рынок на Черном море, генуэзцы стимулировали разбойничьи походы татар на украинские, русские и польские земли, на Кавказ и таким образом содействовали опустошению этих областей кочевниками.

Анализ нотариальных актов Кафы свидетельствует о том, что уже с конца XIII в. Кафа являлась не только крупным торговым городом, но и ремесленным центром Крыма. Ведущее место в ремесле занимало судостроение, которое в средние века объединяло целый ряд ремесел. Здесь работали кузнецы, плотники, конопатчики, ткачи, лудильщики, батифолии (ремесленники, изготовлявшие металлические части кораблей).

В Кафе можно было встретить скорняков, выделывавших меха на экспорт, кожевников, гончаров, мясников, булочников, сапожников, которые обслуживали горожан и окрестное население.

Генуэзские власти жестоко эксплуатировали ремесленное население: они облагали высокими налогами мастерские и захватывали в свои руки сбыт изделий. В отдельных ремеслах (например, в судостроении) были признаки цеховой организации.

Среди ремесленников Кафы происходил процесс социального расслоения. Документы отмечают наличие хозяев мастерских и их наемных работников.

Этнический состав населения генуэзских колоний в Крыму отличался большой пестротой. Здесь проживали армяне, греки, татары, сарацины (арабы), сирийцы, венгры, евреи, болгары, румыны. Генуэзские источники, относящиеся к 1316 г. упоминают русские церкви в Кафе. Следовательно, и русские люди составляли часть постоянного населения города.

Интересно отметить, что знаменитый русский путешественник Афанасий Никитин в 1472 г. возвращался из Индии на родину через Кафу.

Пребывание русских «гостей» (купцов) в генуэзских колониях, в частности в Кафе и Солдайе, прослеживается вплоть до захвата Крыма турками. Однако в неспокойной обстановке того времени жизнь и имущество торговых «гостей» подвергались большой опасности. Известно, например, что в наставлении московскому послу, направлявшемуся в Крым в марте 1474 г. содержалось предписание вступиться за русских купцов в Кафе, имущество которых было конфисковано генуэзскими властями в качестве возмещения за нападение казаков на генуэзских купцов где-то по дороге в русские земли.

Спустя год, в марте 1475 г. посол вынужден был поднять перед генуэзской администрацией вопрос об ограблении и убийстве русских купцов.

Рекомендуем ознакомится: http://www.krimoved-library.ru