Тема 3. Держава А. Македонского и ее распад

К 324 г. до н.э. под властью Александра оказались значительные территории и возникла огромная, невиданная до сих пор империя, включавшая в себя Македонию, большую часть полисов Балканской и островной Греции, области бывшей Персидской державы, часть Северо-Западной Индии.

Силой оружия Александр объединил самые различные страны и народы – культурные греческие полисы и сохранявшую еще пережитки первобытно-общинного строя Македонию, долину Нила и Месопотамию с их тысячелетней культурой, кочевые племена восточного Ирана. Эта держава не имела единой экономической базы и представляла собой чисто военное объединение.

Во время похода завоевание сводилось преимущественно к захвату городов, важных в стратегическом отношении опорных пунктов и дорог и установлению общего контроля – военного, административного и финансового. Двигаясь вдоль побережья, Александр отовсюду изгонял олигархов и устанавливал демократический строй, городам даровалась свобода и автономия. Эта политика определялась во многом тактическими соображениями: старые правители опирались обычно на олигархов, тем самым демократы становились естественными сторонниками Александра. Однако свобода, которая даровалась полисам, во многом оставалась чисто номинальной, так как города фактически переходили под власть Александра, самовластно вмешивавшегося в их внутренние дела.

Кроме того, преследуя военные цели, Александр основывал новые города, видя в них опорные пункты своей власти. Поэтому они строились там, где сопротивление населения было особенно сильным. Такие города не были полисами со свойственными им органами самоуправления, состав их населения был смешанным. Это были подданные царя, поставленные под контроль его уполномоченных.

Основами новой системы управления были опора на местную знать, разделение административного, финансового и военного управления, упорядочение сбора налогов и чеканки монеты, уважение к местным обычаям и богам.

По сути Александр ограничивался лишь признанием своей власти и уплатой налогов. В условиях жизни, особенно удаленных от центра областей, не произошло коренной ломки.

Держава Александра держалась военной силой, ее необходимо было укрепить. Центром своей многонациональной державы Александр сделал Вавилон. Чтобы укрепить единство государства и сгладить противоречия между завоевателями и побежденными, Александр проводил политику «слияния народов». Ярким примером это политики была свадьба в Сузах, когда 10 тысяч воинов – греков и македонян – женились на местных девушках. Сам Александр взял в жены старшую дочь Дария. Все новобрачные получили богатое придание. Эта затея, по словам А.И. Немировского, «каких– либо результатов не имела, но дала лишний повод для обвинений его [Александра] в деспотизме и отходе от греко-македонских религиозных и бытовых традиций». Подобная деятельность свидетельствует скорее о стремлении расширить социальную базу, создать своего рода «господствующий народ», верную опору власти и «орудие угнетения и эксплуатации других народов». Объединяя македонян персами, Александр тем самым низводил их до уровня подданных.


Александр провел реформу в армии. Он велел отправить по домам воинов, «не годных к военной службе по старости и увечьям». На их места он набрал 30 тысяч местных юношей, обученных греческой грамоте и обращению с македонским оружием.

Еще одно мероприятие Александра – это насильственное обожествление его личности. Возможно, мысль использовать собственное обожествление в политических целях как средство усиления власти возникла у Александра еще в Египте, где жрецы объявили его сыном Амона. В любом случае приписывание себе божественного происхождения шло в общем русле его политики и должно было освятить его власть.

Все эти мероприятия вызывали недовольство у армии, усиливали социальную напряженность.

Таким образом, держава Александра к моменту его смерти состояла из разнородных областей, мало связанных между собой. Прежде всего, это была старая Македония, сохранявшая все эти годы под управлением Антипатра свой прежний жизненный уклад. Затем шли зависимые от Македонии полисы европейской Греции, где многие еще мечтали о полной самостоятельности. Малая Азия резко делилась на несколько зон. Греческие полисы западного побережья тяготели к Европе и, несмотря на многолетнее господство там персов, мало чем отличались от своих европейских собратьев. Города южного побережья представляли совсем иной тип как в социальном, так и в политическом отношении, вероятно больше походя на финикийские города. Центральные и северо-восточные районы, населенные фригийцами и лувийскими народностями, по существу, не были покорены Александром, равно как армяне, а также различные закавказские и прикаспийские народы и племена. Некоторые из них номинально признавали власть Александра, другие же остались совершенно независимыми. Египет, мало связанный с Ахеменидской державой, и при Александре сохранял почти полную самостоятельность. Финикия и Сирия, несмотря на трагическую судьбу Тира, продолжали, как и при Ахеменидах, играть важную роль посредников между Западом и Востоком и поэтому мирились с македонским завоеванием.

По мысли Александра, Месопотамия должна была стать центром новой державы, а Вавилон – ее столицей. В этом отношении он был нрав. Конечно, Месопотамия, старый культурный центр Ближнего Востока, соединенный караванными путями с Ираном, Кавказом н Средиземноморьем и водными – с Персидским заливом, Аравией и Индийским океаном, была естественным экономическим и политическим центром всех больших ближневосточных держав вплоть до средневековья. Дальше на восток простирались обширные пространства Иранского плато, населенные различными племенами, в большинстве своем стоявшими на более низком по сравнению с завоевателями уровне общественного развития. Многие из этих племен, особенно на востоке Ирана и в Средней Азии, отнюдь еще нельзя было считать покоренными окончательно.

Вкрапленные в эту «варварскую» (по греческой терминологии) стихию малочисленные гарнизоны, состоявшие главным образом из греков, а не македонцев, чувствовали себя очень неуверенно и часто стремились покинуть негостеприимные места. Восстания гарнизонов начались уже после смерти Александра. Обширные восточные области государства, столь разнородные по населению, уровню общественного развитии, экономическим связям, было трудно удержать в составе одного государства. Тем более безнадежна была лелеемая Александром идея создания единого народа смешением этих разнообразных племен и этнических групп с количественно ничтожным греко-макодонским элементом. Александр, умирая, не оставил наследника, да если бы он его и определил, то вряд ли любому наследнику, кто бы он ни был, удалось удержать в руках такое наследство.

Управление Македонией осуществлялось Антинатром, а хозяином в Вавилoнe оказался Пердикка, старший из командиров конницы. В его руках находились оба царя, в результате компромиссного решения провозглашенные войском – Филипп Арридей, слабоумный сын Филиппа Македонского, и новорожденный Александр, сын Александра и Роксаны, дочери Оксиарта. Пердикка командовал большей частью войска и располагал казной. Кратер, ближайший военный помощник Александра, отправился со своими ветеранами в Грецию, где Антипатр терпел поражение в войне против поднявшихся греческих городов.


Загрузка.

По решению ближайших сподвижников Александра, принятому в Вавилоне, было произведете перераспределение сатрапий. При этом многие сатрапы (Пифон в Мидии, Птолемей Лаг в Египте) уже вынашивали сепаратистские планы. Пердикка, видимо, стремился сохранить целостность державы Александра и старался сурово подавлять попытки отдельных сатрапов приобрести независимость. Во время такого похода против коалиции сатрапов (Антипатра, Антигона Одноглазого, Птолемея) Пердикка был убит собственными солдатами (321 г. до н.э.).

После гибели Пердикки на совещании в Трипарадисе (Сирия) верховным правителем был избран Антипатр, а сатрапии были снова перераспределены. Антигон, сатрап Фригии, был назначен главнокомандующим в Азии, Пифон – в «верхних сатрапиях» (то есть главным образом в Иране), Селевк, один из самых способных военачальников Александра, получил Вавилон. Распределены были и другие восточные сатрапии. Вне этого распределения остался Евмен из Кардии, бывший секретарь Александра, а также брат Пердикки, Алкет, занявший враждебную позицию по отношению к Антипатру.

После совещания в Трипарадисе Антипатр вернулся в Европу, увозя с собою обоих царей, и, по существу, устранился от азиатских дел. В 319 г. до н.э. он умер, и после его смерти центробежные силы дали себя знать еще сильнее. Уже никто из бывших сподвижников Александра не думал о том, чтобы сохранить или восстановить державу в ее прежнем объеме, хотя бы по видимости. Каждый старался ухватить для себя кусок побольше и получше, округлив свои владения за счет соседей. В 317 г. до н.э. разгорелась борьба между Пифоном, сатрапом Мидии, желавшим подчинить себе весь Иран, и коалицией других восточных сатрапов. Пифон обратился за помощью к Селевку, сатрапу Вавилонии. В это время па Востоке появился Евмен, который действовал от имени обоих царей, находившихся под надзором Полиперхона, заменившего в Македония Антипатра. Селевк и Пифон выступили против Евмена и призвали на помощь Антигона, самого значительного из всех претендентов на власть в Азии и смертельного врага Евмена. В двух битвах Антигон вынужден был оставить поле боя за Евменом. Но он продолжал борьбу и в третий раз на иранской земле сразился с Евменом. На этот раз неудачу потерпел Евмен. Его погубила измена «серебряных щитов» – так называлась отборная македонская воинская часть, которая вместе с охраняемой ею казной была решением Полиперхона передана в ведение Евмена. «Серебряные щиты» выдали своего начальника Антигону, который казнил его. Антигон оказался самым могущественным человеком в Азии. В 316 г. до н.э. он произвел новые перетасовки в восточных сатрапиях, убил Пифона, своего бывшего союзника; Селевк бежал в Египет к Птолемею.

Сатрапы не на шутку испугались усиления Антигона и создали против него сильную коалицию, куда вошли не только восточные сатрапы, но и Птолемей, Кассандр, правивший на Балканском полуострове, Лисимах, сидевший в западной Малой Азии. Ни одна из сторон не смогла получить в борьбе решительного превосходства, и в 311 г. до н.э. был заключен мирный договор. По этому договору Кассандр получил европейские владения, кроме Фракии, которая досталась Лисимаху, Птолемей остался хозяином Египта, а Антигон – Азии. В прямом выигрыше, не участвуя в договоре, оказался Селевк. который, воспользовавшись трудностями, возникшими у Антигона на Западе, и поражением, нанесенным Птолемеем под Газой (Палестина) сыну Антигона Деметрию Полпоркету, вернулся в свое прежнее владение – Вавилон – и прочно обосновался там (312 г. до н. э.). С этого момента начинается Селевкидская эра – летосчисление, употреблявшееся на Востоке в течение более тысячи лет (оно ошибочно называлось здесь «эрой Александра»).

Таким образом, между государством Антигона, центром которого была Малая Азия, и Ираном легла подвластная Селевку Месопотамия. Сложная борьба Антигона с его противниками на Западе не давала ему возможности контролировать сатрапов, сидевших восточнее Евфрата. В конце концов Антигон, в битве под Ипсом в Малой Азии был разгромлен и убит (301 г. до н.э.). Реальная власть на Востоке, не только в Месопотамии, но и в Иране, все больше переходит к Селевку, что лишний раз показывает ведущее значение Месопотамии на Ближнем Востоке в древности. Селевк оказался основателем самой значительной из эллинистических держав – Селевкидского царства.

Его власти уже не могла поколебать ожесточенная война между претендентами на гегемонию в Греции, в Малой Азии и Восточном Средиземноморье, которая продолжалась еще двадцать лет после битвы при Инее. Именно в результате этой борьбы сложилась система эллинистических государств, образовавшихся на развалинах державы А. Македонского.

Рекомендуем ознакомится: http://studopedia.ru