1. Первобытное общество и догосударственные формы социального управления

История человечества складывается из двух основных пла-
с">ов: первобытного общества и цивилизации. Первобытный строй,
явившийся исходным и закономерным этапом развития человече-
ства, охватывает огромный отрезок времени, насчитывающий, по
современным данным, свыше 2 млн. лет. В эту эпоху не было госу-
дарства и права, бытие которых исчисляется лишь несколькими
тысячелетиями. Но их предыстория берет свое начало именно в
сравнительно развитых социальных структурах первобытности.

За долгий срок своего существования первобытное общество
прошло большой путь развития, в ходе которого значительные
изменения претерпел его социокультурный и хозяйственный об-
лик. В современной науке используются различные периодизации
древнейшей истории человечества (культурологическая, археоло-
гическая и др.). Но для понимания социальных и экономических
предпосылок возникновения государства и права принципиальное
значение имеет выделение в первобытном обществе двух основных
стадий: присваивающего хозяйства и производящего хозяйства, гра-
ница между которыми приходится на эпоху неолита (так называе-
мая неолитическая революция). Ее обычно относят к VIII-III ты-
сячелетию до н.э.

На первой из этих стадий шел еще процесс становления са-
мого человека как биосоциального существа (лишь с ХЬ-XXV
тысячелетия до н.э. сложился неантроп, т.е. человек современного
типа). Люди использовали простейшие каменные орудия и суще-
ствовали главным образом за счет присвоения готовых продуктов
природы (собирательство, охота, рыболовство). Они вели бродячий
образ жизни, объединялись в небольшие локальные и изолирован-
ные группы под руководством вожаков. Эта простейшая форма
социальной организации и регуляции (неупорядоченные половые
связи и т.д.), отражавшая низкий уровень развития как культурно-
производственных, так и общественных отношений, в литературе
нередко называется праобщиной или первобытным стадом.

Несмотря на кажущуюся хаотичность внутренней жизни пра-
общины, в ней все больше проявлялись не только спонтанные, но и
регулируемые процессы, предопределяемые заранее установлен-
ными правилами, запретами, стандартами и иными поведенчески-
ми стереотипами.

Внутригрупповые отношения носили эгалитарный характер.
Равенство особенно проявлялось в процессе распределения скуд-
ных продовольственных и иных ресурсов. В основе этого равенства
лежал присущий таким коллективам эквивалентный (реципрок-
ный) обмен (женами, пищей, орудиями труда). Уже в ранних чело-
веческих коллективах реально складывалась власть вожака над
остальными членами группы. Они воспринимали его волю как нор-
му, которой необходимо подчиняться по тому же принципу экви-
валентного обмена.

Таким образом, в процессе длительной эволюции праобщины
природные инстинкты уступили свое место социокультурным сте-
реотипам, т.е. системе общественных связей, что сделало возможным
существование и поступательное развитие человеческого общества.

Дальнейшее усложнение социальных связей, вызванное суще-
ственными изменениями в брачно-половых отношениях (введение
экзогамии, т.е. запрещение брачных связей внутри кровнородст-
венных объединений, установление брачных классов), а затем и
неолитическая революция, означавшая переход к производящей
экономике, привели на смену праобщине возникновение устойчи-
вых семейно-клановых групп (родовых общин). Совокупность этих
групп в литературе обычно называлась родовым строем.

В основе семейно-клановой группы лежали родственные от-
ношения. Такие группы включали в себя несколько поколений со-
родичей, происходивших от общих предков, в ряде случаев и чу-
жаков, принятых в состав общины. В зависимости от конкретных
условий родообщинные отношения строились на принципах мат-
рилинейности или патрилинейности.


Неолитическая революция и переход к производящей эконо-
мике обеспечили не просто выживание людей, но и создание регу-
лярного производства продуктов питания и иных предметов, необ-
ходимых для удовлетворения потребностей коллектива. Это подго-
товило переход к оседлому образу жизни и к установлению кон-
троля семейно-клановых групп над определенной территорией.
Таким образом, ранняя родовая община потребителей (охотников,
собирателей, рыболовов) сменяется более прочными, численно раз-
росшимися, как правило, связанными с определенной территорией
общинами производителей. Такая система семейно-родовых групп
представляла собой более развитую форму социальной организа-
ции, основанную на сравнительно устойчивых системах самоуправ-
ления и саморегуляции.

В семейно-клановой общине складывалась строго фиксиро-
ванная система труда, распределения пищи и брачно-семейных
отношений. В ней получили дальнейшее развитие принципы ра-
венства, эгалитарности и эквивалентности. Это не исключало того,
что по мере роста производства распределение добычи и потреб-
ление пищи осуществлялись с учетом ролевых функций (по прин-
ципу пола, возраста и т.д.). На определенные преимущества в се-
мейно-клановом коллективе (в родовой общине) мог претендовать

и лидер группы, особенно если он успешно осуществлял властно-
управленческие функции и обеспечивал надежное существование
группы. По принципу эквивалентного внутригруппового обмена
лидер получал в таком случае безусловную поддержку членов
группы, которые за предоставленные им от вождя блага признава-
ли его авторитет и власть. Эта власть выступала как догосударст-
венная, потестарная. Сам вождь, как и другие члены семейно-кла-
новой общины, должен был руководствоваться коллективными тра-
дициями и соблюдать практику реципрокных раздач. В противном
случае он мог быть смещен и заменен другим.

Существовавшая в родовом обществе эгалитарность, в том
числе выборность и сменяемость вождей, не позволяет еще гово-
рить в категорической форме о существовании родовой демокра-
тии. В семейно-клановых общинах существовала жесткая дисцип-
лина труда и поведения, духовный конформизм.

В семейно-родовых общинах на базе культов, обрядов, тради-
ций и т.п. сложились несложные правила поведения, соблюдение
которых было обязательно для всех членов группы. Эти родовые
нормы, которые имели мифологически-символическую оболочку и
были часто связаны с тотемистическими ритуалами, отражали ес-
тественные условия жизни первобытной общины. Они были про-
никнуты духом коллективизма, предусматривали взаимную под-
держку членов родовой общины, регулировали хозяйственную дея-
тельность и брачные отношения, устанавливали различные табу,
(запреты) и жесткие рамки поведения для членов общины. Строгой
регламентации подвергался порядок распределения добытого об-
щиной продукта, а также и сам ритуал его потребления, деление в
связи с этим всех членов группы на ранги. К важнейшим функциям
вождя относилась практическая реализация таких распределитель-
ных, дистрибутивных норм.

Общинно-родовые нормы имели синкретичный характер и со-
держали в себе одновременно религиозные, моральные и иные со-
циальные императивы.

В прочных семейно-клановых группах общинные нормы от-
ражали самонастраивающиеся социальные отношения, которые
поддерживались силой интересов, религиозных представлений и
иных нормативно-ценностных установок. Это не исключало власт-
ного характера этих норм и вытекающей из этого принудительно-
сти. В случае нежелания подчиняться правилам жизни семейно-
клановой группы, совершения тяжкого проступка нарушитель мог
быть подвергнут избиению, изгнанию или даже смертной казни по
воле семейно-родового коллектива.

Рекомендуем ознакомится: http://www.pravoznavec.com.ua