Реформы Сервия Туллия.

В Риме этого времени наряду с рядовыми общинниками, которых называли плебеями или плебсом (букв. те, кого много), были богатые и влиятельные аристократы-патриции (букв. отцовские), считавшие себя потомками первых римских сенаторов (patres).

Впоследствии многие патрицианские роды стали выводить свое происхождение от богов и героев. Так, например, род Юлиев, к которому принадлежал Гай Юлий Цезарь, считал своим прародителем Аскания (Юла), сына Энея и внука богини Венеры, Антонии, к которым принадлежал Марк Антоний, называли своим прародителем Геркулеса (Геракла).

Члены этих родов из поколения в поколение были жрецами, сенаторами, помощниками царей по управлению римской общиной. Крупные земельные владения патрициев обрабатывались кабальными должниками, рабами и клиентами (букв. послушными, покорными).

Институт клиентелы играл в римском обществе очень важную роль на протяжении всей его истории. В раннем Риме клиентами становились люди, оказавшиеся по тем или иным причинам вне своей семьи, рода и общины. Это могли быть чужеземцы, переселившиеся в Рим, рабы, отпущенные на свободу, подвластные домочадцы, освобожденные домовладыкой из-под отеческой власти (эмансипированные), то есть изгнанные из семьи. Для того чтобы выжить, им не оставалось ничего другого, как найти себе влиятельного и богатого покровителя и заступника, который мог бы заменить им отца и домовладыку.

В Риме такой покровитель назывался патроном (от pater отец). Он вводил клиента в свой род, давал ему свое имя, предоставлял ему надел земли и защиту в случае необходимости. В ответ клиент был обязан стать таким же послушным и покорным по отношению к патрону, как сын по отношению к отцу. Он выполнял все поручения патрона, делал ему подарки и приношения, сопровождал его в случае необходимости в путешествия и на войну.

Богатые аристократы могли составлять из младших сородичей и клиентов крупные отряды и вести самостоятельные боевые действия. Так, например, род Фабиев в V в. до н.э. вел на свой страх и риск войну с этрусским городом Вейи.

Отношения патроната-клиентелы были наследственными и основывались на понятии верность (fides). Нарушение обязательств, связывающих патрона и клиента, рассматривалось как посягательство на основы миропорядка. По старинному римскому обычаю, со временем получившему силу закона, патрон, предавший своего клиента, подвергался проклятию и посвящался подземным богам, то есть фактически объявлялся вне закона.


Земельные участки, которыми патриции наделяли своих клиентов, как правило, относились к особому земельному фонду, принадлежавшему всей римской общине и называвшемуся поэтому общественное поле (ager publicus). Рим в царский период вел успешные войны с соседями, постоянно расширяя свои владения. Отвоеванная у врагов земля обычно включалась в состав общественного поля.

Пользуясь своим положением в общине, патриции захватывали крупные наделы на общественном поле и владели ими на правах наследственной аренды. Такая практика называлась в Риме оккупацией земли. Институт оккупации усиливал экономическое и политическое могущество римской патрицианской знати. Ее главным оплотом был сенат, состоявший в основном из представителей самых влиятельных патрицианских семей.

Плебеи, лишенные возможности пользоваться наделами на общественном поле, в массе своей страдали от малоземелья. В засушливые годы, чтобы не погибнуть от голода, им приходилось залезать в долги к богатым патрициям на самых кабальных условиях. Те, кто не мог вовремя расплатиться с долгами, теряли не только имущество, но и свободу. В качестве бесправных кабальных работников они трудились в хозяйстве кредиторов и, если не были в состоянии своим трудом выплатить долг с процентами, то могли быть проданы в рабство к чужеземцам за Тибр. Правда, и среди плебеев со временем появляются зажиточные активные люди, способные бороться за свои права.

Согласно римской исторической традиции, примерно в середине VI в. до н.э. царь Сервий Туллий провел реформы, в результате которых в Риме наряду со старым родовым утвердился новый имущественный принцип общественного деления.


Загрузка.

Он разделил римлян на пять имущественных разрядов или классов (разряд по-латыни classis). К первому классу принадлежали самые зажиточные граждане с состоянием не меньше 100 тысяч медных ассов. Они должны были приобретать за свой счет полное вооружение воина фаланги (в Риме она называлась легион): железный меч и копье с железным наконечником, а также защитные доспехи из бронзы, включавшие шлем, круглый щит, поножи и панцирь. Граждане первого класса выставляли на войну 80 центурий (букв. сотен) тяжеловооруженной пехоты, которая составляла главную силу легиона.

Ко второму классу принадлежали граждане победнее с состоянием не менее 75 тысяч медных ассов. Они приобретали за свой счет более дешевые и соответственно более легкие защитные доспехи, не включавшие панцирь, поэтому в бою их старались не ставить в первые ряды. Имущественный ценз следующих классов был еще ниже, оружие еще дешевле, а роль в бою еще более скромной. Граждане пятого класса с состоянием от 11 до 25 тысяч медных ассов были вооружены только пращами и метательными камнями. От них никогда не зависел исход сражения, в котором с обеих сторон участвовала тяжеловооруженная пехота, воевавшая в строю фаланги.

Система деления на классы была связана с организацией пехоты главной силы римской армии. Самые богатые граждане, принадлежавшие в основном к аристократии, сражались в коннице и не входили в первый класс. Они выставляли на войну 18 центурий всадников. Наконец, граждане с состоянием меньше 11 тысяч ассов, то есть не имевшие даже самого мизерного собственного хозяйства, которое могло бы их прокормить, считались стоявшими ниже класса (infra classem) и назывались пролетариями (от слова proles потомство). Так именовали тех, у кого не было ничего своего, кроме потомства. Пролетарии выставляли на войну одну центурию нестроевых воинов (обозной прислуги).

Система деления общества по имущественному принципу, так же как в Аттике при Солоне, должна была обеспечить переход римской армии, представлявшей собой народное ополчение, к боевому строю фаланги, который с VII в. до н.э. получил распространение в Греции, а с VI в. до н.э. в Италии.

Деление общества по имущественному принципу стало основой не только для нового войска, но и для нового вида народного собрания центуриатных комиций. В нем голосовали по классам и центуриям, причем каждая центурия независимо от численности ее членов имела один голос.

Всего насчитывалось 193 центурии. 80 из них было у зажиточных граждан первого класса, а 18 всаднических у самых богатых граждан. Вместе они составляли больше половины (98 из 193) всех центурий и соответственно имели больше половины голосов. Поскольку голосование начиналось всегда с них, то в случае, если богатые граждане голосовали единодушно, мнение остальных даже не спрашивали.

Голоса небогатых граждан могли иметь значение лишь в случае раскола внутри самых богатых и зажиточных. Голос единственной центурии пролетариев вообще не имел никакого значения, хотя в нее входило больше граждан, чем в 80 центурий первого класса.

По свидетельству Цицерона, перевес в центуриатных комициях был у богатства, а не у большинства. Многие римляне считали такой порядок справедливым, полагая, что чем больше вклад человека в защиту отечества, тем шире должны быть его политические права.

Современные ученые отмечают, что для Рима был характерен принцип геометрического равенства (объем прав равен объему обязанностей), а для демократических Афин принцип арифметического равенства (все граждане равны в политическом отношении независимо от их обязанностей перед полисом).

Сервий Туллий разделил римское общество не только по имущественному принципу, но и по территориальному: он создал новые территориальные трибы, четыре из которых были городскими, а остальные, (всего около 20) сельскими. Рост территории Рима в результате завоеваний вел к появлению новых сельских триб. Когда в III в. до н.э. общее число триб дошло до 35, римляне начали включать новые территории в состав старых триб.

Теперь списки граждан стали вести не по куриям, а по новым территориальным округам трибам. При Сервии Туллии по ним начали взимать с граждан чрезвычайный взнос на военные нужды, который назывался трибут. Поскольку Рим постоянно вел с кем-нибудь войну, то трибут фактически был регулярным налогом, но в случае удачной кампании, гражданам могли вернуть их деньги обратно за счет захваченной у врага добычи.

Достоверность свидетельств римской исторической традиции о реформах Сервия Туллия вызывает у многих современных историков определенные сомнения. Дело в том, что первые римские монеты медные (или бронзовые) ассы, которые были не чеканенными, а литыми появились только в IV в. до н.э. Кроме того, маловероятно, что в уже в VI в до н.э. в Риме было достаточно воинов, чтобы сформировать около 200 центурий. Возможно, та сложная система классов и центурий, о которой рассказывают римские историки, относится не к VI. а к IV в. до н.э.

Как полагают некоторые исследователи, имущественный ценз исчислялся при Сервии Туллии не в деньгах, а в зависимости от величины земельного надела или урожая, который с него собирали, как в Аттике при Солоне. Не исключено также, что деление на имущественные разряды при Сервии Туллии было более простым: все зажиточные граждане, сражавшиеся в пехоте, причислялись к одному классу (classis), все пролетарии к тем, кто ниже класса (infra classem).

Рекомендуем ознакомится: http://studopedia.ru