Армия Римской империи в I—II веках нашей эры

Римские легионеры (IV—V вв.)

КАК ВВЕСТИ В ОБМАН ОСАЖДЕННЫХ

Аркадцы (жители центральной части Пелопоннеса), осаждая мессенскую крепость, изготовили часть оружия по образцу вражеского. Когда, поданным разведки, к неприятелю должно было подойти подкрепление, аркадцы, снаряженные как те, которых ждали, обманули противника. Их впустили как союзников, они завладели крепостью и нанесли урон неприятелю.

Антиох, царь одного из эллинистических государств, в Каппадокии перехватил вьючных животных, вышедших из осажденной крепости для фуражировки. Он переодел в платье обозников своих солдат. Обманув таким образом стражу, они вошли в крепость и впустили воинов Антиоха.

О БЕГСТВЕ

Царь Сирии Трифон, потерпев поражение, бросал по всему пути своего бегства деньги и, задержав всадников Антиоха их поисками, ускользнул.

Коммий Атребат, побежденный Юлием Цезарем, бежав из Галлии в Британию, прибыл к океану, когда ветер был попутный, но начался отлив. Хотя его корабли застряли на обмелевшем берегу, он распорядился поднять паруса. Преследовавший его Юлий Цезарь издали увидел надутые паруса, полные ветра. Решив, что враг ускользнул, Цезарь отошел.

Публий Гораций Коклес (принадлежал к древнеримскому патрицианскому роду Горациев), теснимый войском Порсены (правителя этрусского города Клузий), приказал своим вернуться в город по мосту через реку Тибр, а чтобы неприятель не последовал за ними, подрубить мост. Он сам, стоя у входа на мост, задерживал наступавших. Услыхав грохот рушившегося моста, он бросился в реку и, раненый, с оружием, переплыл ее.

КАК ОТВОДИТЬ РЕКИ

Персидский царь Кир II под Вавилоном, который разделяется рекой Евфрат на две части, прорыл ров и рядом возвел вал. Неприятель понял это так, что земля выкапывается ради вала. Кир неожиданно отвел реку и вступил в город по осушенному старому руслу.


Клисфен Сикионский прорвал водопровод, ведший в Крисы. Когда вскоре жители стали страдать от жажды, он вернул им воду, испортив ее чемерицей; когда они, пользуясь ею, ослабели от поноса, он их покорил.

О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ

Персидский царь Дарий умышленно изувечил лицо своего приближенного Зопира, в верности которого он был убежден, и отослал его к неприятелю. Зопира сочли злейшим врагом Дария. Это убеждение он еще подкреплял тем, что в боях выбегал вперед и метал в Дария дротики. В результате он сдал Дарию порученный ему для обороны город Вавилон.

КАК УСИЛИТЬ БДИТЕЛЬНОСТЬ

Алквиад, афинский полководец, во время осады Афин лакедемонянами, опасаясь небрежности стражи, сказал стоявшим в карауле, чтобы они высматривали огонь, который он ночью покажет из акрополя (возвышенной и укрепленной части города). Увидев его, они, в свою очередь, должны зажечь свет. Кто при этом замешкается, понесет наказание. В напряженном ожидании сигнала все бодрствовали; опасность, которую таила в себе ночь, была избегнута.

О ВОЗДЕРЖАННОСТИ

Эпаминонд, вождь фиванцев, постоянно отказывал себе в жизненных удовольствиях, утвари у него никакой в походе не было, кроме циновки и единственного вертела. Его примеру следовало войско.

Летописец Скавр сообщил, что усыпанная плодами яблоня, оказавшаяся на территории фиванского лагеря, на другой день, когда войско уходило, осталась нетронутой.

О ДИСЦИПЛИНЕ

Диктатор Курсор приговорил к розгам начальника конницы Фабия Рулла за то, что тот вопреки его приказу вступил в сражение, и хотя в нем имел успех, после порки его должны были казнить. Ни возражения, ни мольбы солдат не заставили отменить казнь. А когда Рулл бежал, Курсор последовал за ним в Рим. Там он снял с него угрозу смерти лишь после того, как Фабий вместе с отцом пали перед ним на колени, а одновременно за него просили сенат и народ.

Римская армия в период правления императора Августа возросла до 75 легионов (501 тысячи человек), но к концу его правления была сокращена до 25 легаонов по 6 тысяч человек в каждом и приблизительно равного числа вспомогательных войск.

Общая численность армии достигала 300—350 тысяч человек.

Почти все войска находились на страже границ внешних провинций. Вдобавок Август создал преторианскую гвардию — 10 когорт по тысяче человек каждая — личную императорскую армию, способную контролировать Рим и Италию, сохраняя видимость отсутствия регулярных войск вблизи столицы. Солдат этой новой армии вербовали на двадцать лет, и при выходе в отставку им обещали земельные участки.

Командный состав находился в подчинении у Августа. Вся армия должна была сознавать, что управляется она самим императором и что только от него зависит карьера каждого воина. Значительное количество войск было распущено. Многие из солдат получили землю во вновь основанных колониях, другие — значительные денежные вознаграждения и вернулись в родные места.

При Августе был завершен переход к постоянной наемной армии. Легионы пополнялись римскими гражданами, по преимуществу италийскими жителями. Пополнение регулярных войск уже при Августе представляло трудности. Добровольцев находилось все меньше и меньше, в исключительных случаях приходилось прибегать к принудительному набору и даже набирать в легионы рабов, отпущенных на волю и наделенных правами гражданства.

В восточных провинциях войска пополнялись большей частью из проживавших там римских граждан. Наряду с основными войсками существовали вспомогательные, которые придавались к отдельным легионам. Вспомогательные войска комплектовались главным образом из провинциалов. Легион был подчинен легату в звании пропретора, управлявшему провинцией, или же им командовал особый легат. К высшему командному составу относились военные трибуны. Легаты и военные трибуны назначались из лиц сенаторского сословия; префекты, командовавшие вспомогательными отрядами, ведавшие оружием, лагерями, снабжением армии и т. д. были из всадников. К среднему командному составу относились центурионы, которые выдвинулись из выслужившихся солдат. Особо отличившиеся центурионы могли рассчитывать на причисление к всадническому сословию и дальнейшее повышение по службе. Простые легионеры поступали в армию в возрасте от 17 до 20 лет. Всякий поступивший в войско был связан присягой на верность Августу. Дисциплина поддерживалась суровыми мерами: телесными наказаниями, назначением на тяжелые работы, переводом целых частей в другие провинции. Жизнь легионеров как в военное, так и в мирное время была подчинена строгому распорядку. Большую часть дня легионеры проводили в строевых учениях. Вооруженные особыми учебными щитами и деревянными мечами, которые были вдвое тяжелее боевого оружия, легионеры выполняли учебные упражнения. Манипулы и центурии занимались строевой подготовкой, и затем, разделившись на две группы, сражались между собой. Всадники практиковались в скачках с препятствиями, ходили в атаку на пехоту. Крупные отряды совершали совместные учебные походы.

Наконец, все, без исключения, воины и командиры упражнялись в беге, плавании, борьбе.

Большое внимание уделялось четкости команд. Приказ должен быть коротким и ясным.

Представители высшего командования, вплоть до императора, внимательно следили за состоянием военного обучения, лично проверяли легионы. Например, нам известна речь императора Адриана к солдатам 3-го легиона, которую он произнес после смотра. «Вы не сделали никаких упущений в военных упражнениях, — сказал Адриан, — вы энергично исполняли все упражнения».

Кроме военных упражнений солдаты были обязаны выполнять многочисленные строительные работы. Они возводили лагерные постройки и укрепления, строили дороги, мосты, водопроводы, сооружали пограничные укрепленные линии и следили за их сохранностью.

Значительных изменений в вооружении и методах его применения не произошло. Обладая неоспоримым превосходством во всех аспектах ведения войн, римляне не видели причин что-либо менять или совершенствовать.

Утвердив свою власть с помощью армии, Август вывел ее из Италии и разместил в пограничных областях. Армия была рассредоточена, но управление ею было централизованным. На Рейне находилось 8 легионов, которые составляли главные силы римской армии, в придунайских странах было расквартировано 6 легионов, в Сирии и Малой Азии — 4 легиона, в Испании — 3, в Африке и Египте — по 2 легиона. В Италии были расположены гарнизонами отборные войска, которые набирались исключительно в самой Италии.

Для поддержания разбросанных вдоль границ легионов Август содержал примерно столько же вспомогательных войск: лучников, пращников, легкой пехоты и кавалерии — всего около 150 тысяч человек. По большей части они набирались из варварских или полуварварских племен, обитавших за пределами империи.

Платили солдатам вспомогательных войск меньше, чем легионерам, а срок их службы обычно составлял 25 лет. После этого они могли ожидать автоматического получения римского гражданства и не всегда полагавшейся ветеранам выплаты землей и деньгами, сравнимой с такой же, причитавшейся ветеранам-легионерам.

Поначалу большинству вспомогательных частей было разрешено сохранять исходную племенную организацию и собственных вождей. За исключением специальных подразделений, таких, как лучники и пращники, которые обычно происходили из восточных регионов империи, первоначально вспомогательные войска служили в той местности, где были набраны. Иногда это приводило к восстаниям или мятежам, в ходе которых они объединялись с местными племенами. Поэтому после царствования Августа варварские вспомогательные части, как правило, перемещались из своих родных мест в другие пограничные регионы, где их однородный племенной состав намеренно разбавлялся подкреплениями из других племен.

Ко времени правления императора Траяна (98—117 гг.) эта политика предотвращения восстаний пошла даже дальше, и во вспомогательных частях племена перемешивались полностью, а племенные вожди не являлись больше офицерами. Появились постоянные формирования, сопоставимые с когортами легионов. Всем им были присвоены номера, откуда и пошло их название «нумерии». Это придало вспомогательным частям большую регулярность и на протяжении III—IV веков заметно сократило различия между романизированными варварами вспомогательных войск и неуклонно возрастающим варварским компонентом состава легионов.

В организацию легиона были внесены некоторые изменения. Численность его возросла до 6100 человек пехоты и 726 всадников. Первая когорта была вдвое больше остальных. В каждый легион входили легкие и вспомогательные войска. Легионом командовал префект, когортами — трибуны. Центурионы стали теперь младшим командным составом.

Снабжение всей армии провиантом и военным снаряжением производилось через особые органы снабжения. Полный солдатский паек состоял из хлеба, сала и уксуса. В малонаселенных пограничных районах солдаты были обязаны сами добывать себе мясо, организуя охотничьи команды. Одежда, оружие и боевая техника, выдаваемые государством, чинились в особых лагерных мастерских.

После правления Августа численность римской армии непрерывно возрастала: при Траяне армия насчитывала до 30 легионов, а при императоре Септимии Севере (193—211 гг.) — до 33 легионов. Одновременно с ростом армии ухудшался ее состав.

Изменялись вооружение и тактика. Тяжелое вооружение было отброшено, старая система обучения пришла в упадок, увеличивалась роскошь в армии и уменьшались ее сила и выносливость. Создавались многочисленные виды легковооруженных войск, имевших различное метательное оружие. Характерные особенности римской пехоты исчезли. От тяжелых доспехов отказались, тяжелое копье было заменено легким: легион, организованный в когорты, снова стал походить на неповоротливую фалангу, а так как характерной чертой пехоты этого периода являлось общее нежелание доходить до рукопашной схватки с неприятелем, то лук и дротики стали применяться теперь не только для боя в рассыпном строю, но также и линейной пехотой в сомкнутом боевом построении. Боевой порядок римской армии возвратился к фаланге, но теперь этот строй больше был пригоден для обороны, чем для наступления. Уже Август уменьшил дистанцию между когортами и отменил третью линию боевого порядка. В каждой линии строилось по 5 когорт. Глубина боевого порядка составляла 8 шеренг. После Августа было полностью завершено возвращение к фаланге.

Легион еще состоял из 10 когорт. Но когорты не располагались одна подле другой, как раньше; первые 5 когорт составляли 4 передние шеренги, последние 5 — 4 задние шеренги. Весь легион был построен в 8 шеренг, из которых первые 4 имели на вооружении легкие пилумы, а последние были вооружены копьями: 9-ю и 10-ю шеренги составляли лучники, не входившие в расчет легиона. За фалангой располагались онагры, на фланге — аркбаллисты. Лучшие тяжеловооруженные воины выделялись в резерв. Когорты потеряли самостоятельность и не могли маневрировать в бою.

Несмотря на преимущественно оборонительный характер военных мероприятий Августа и его преемников, за столетие после его смерти империя заметно выросла. Отказываясь от некоторых из восточных завоеваний своего предшественника Траяна, Адриан решил, что эта экспансия должна остановиться; империя уже слишком велика, чтобы эффективно поддаваться политическому или военному управлению. В результате он заменил идею обороны за счет подвижности легионов Августа программой жесткой охраны границ. В его намерения отнюдь не входило изменять присущую легиону подвижность или его тактическую гибкость. Скорее, он стремился воздвигнуть рукотворные преграды, которые заменили бы естественные рубежи — реки и горы. Это должно было затруднить ордам варваров проникновение на территорию империи и облегчить борьбу с ними.

Лимес в Германии и Адрианов вал в Британии представляли собой высокие земляные насыпи, увенчанные бревенчатыми палисадами. Вдоль них не были постоянно расквартированы римские части — для этого понадобилось бы много солдат. Скорее, эти сооружения предоставляли защиту и укрытие римским патрулям и затрудняли варварам тайное пересечение границы. Еще важнее то обстоятельство, что они препятствовали легкому бегству варварских отрядов, многие из которых именно под стенами были настигнуты и перебиты имперскими войсками.

Преследуя все ту же цель — затруднить варварские вторжения, Адриан увеличил Дунайскую и Рейнскую речные флотилии, а также развил и расширил уже существовавшую разведывательную сеть, раскинутую на варварских территориях за пределами империи.

Служа примером имперского руководства и разумного приложения политики к стратегии, Марк Аврелий произвел мало перемен. Тем не менее он увеличил действующую армию на два легиона; большую численность имели и вспомогательные войска.

Септимий Север добавил еще три легиона, один из которых был расквартирован в Италии, составляя первый мобильный резерв имперской армии. В его время полная численность войск достигала примерно 400 тысяч человек. Кроме того, Север улучшил условия жизни солдат. Он также внес изменение в стену Адриана. В Северной Британии в его царствование была возведена на Адриановом валу взамен бревенчатого палисада каменная стена высотой 5 метров и толщиной 2,5 метра.

Примерно в это время важную роль в римской армии начала играть кавалерия. В связи с этим неизбежно появилась и конная пехота, обеспечившая пехотным частям большую подвижность, а также возможность быстрых передвижений комбинированных войск на дальние расстояния.

В качестве главной опоры легион был заменен тяжелой кавалерией — конными лучниками и копьеносцами-катафрактариями («панцирниками»). Зародившись в Персии, этот вид кавалерии распространился затем в македонских и сирийских войсках, а впоследствии нашел распространение и у римлян, особенно при Адриане и Септимии Севере. Тело катафрактария защищал чешуйчатый панцирь, голову — шлем с забралом; чешуйчатые железные или бронзовые доспехи надевались и на лошадь. Основным оружием катафрактария являлось копье, дополнительным — лук и меч. Иноземные катафрактарии, состоявшие на службе в римской армии, часто именовались клибанариями (лат. clibanus — панцирь). Тяжелой пехоте теперь отводилась вторичная, пассивная, защитная роль, обеспечивавшая базу для маневров кавалерии и легкой пехоты. При всей ее уязвимости на сцену вновь вышла фаланга. Распознав эту уязвимость, римляне, как правило, держали новый фалангированный легион только на позициях.

Уже во времена Августа профессиональное обучение и вооружение сформированных из варваров подразделений использовалось иногда против самого же Рима. Демобилизованные солдаты вспомогательных частей и дезертиры принимали активное участие в набегах через границу, иногда даже формируя собственные отряды по римскому образцу, — варвары многому научились на опыте их битв против римских формирований. Продолжавшееся за счет этого совершенствование варварами методов ведения войны сыграло свою роль в конечном поражении Рима.

Одной из главных причин снижения качества боеготовности римских вооруженных сил была старая система снятия частей с какого-либо из участков границы для пополнения армий, занятых в больших войнах. Естественно, возможность с подобной целью изъять из оборонной системы целый легион или хотя бы большую его часть представлялась редко, поскольку это опасным образом оголило бы тот или иной участок границы. Поэтому изымались небольшие подразделения из различных легионов, когорт и нумерий и формировались из них отряды особого назначения, именуемые вексилляпиями (лат. vexillium — боевое знамя).

Поначалу система вексилля-ций проявила себя вполне удовлетворительно. Как только угроза ликвидировалась, отряды особого назначения распускались и подразделения возвращались к постоянным местам дислокации. Однако в беспокойный период — приблизительно с 235 по 290 год — вексилляции так часто перебрасывались с одной границы на другую, что личный состав подразделений перемешался.

Это было только одно из обстоятельств, которые заставили императора Диоклетиана, правившего в 284—305 годах, образовать резерв. Для этого армия была разделена на две главные составляющие — постоянно расквартированные пограничные части и подвижные войска. Приблизительно две трети общей численности вооруженных сил составляли пограничные войска. Подвижные же войска императоры держали поблизости от центров находившихся под их властью территорий. Они получали плату несколько большую, нежели пограничные войска, что впоследствии не единожды становилось причиной беспорядков. Легионы подвижных сил были сокращены до 1 тысячи человек. Это обеспечило большую гибкость. Легионы пограничных сил сохраняли прежнюю численность — 6 тысяч человек.

Во вспомогательных подразделениях, как в мобильных, так и в пограничных войсках, насчитывалось по 1 тысяче человек.

Пехота в подвижных силах обычно была лучше экипирована, чем в пограничных частях. В сочетании с их более высокой оплатой это порождало зависть легионеров пограничных войск. Поскольку больше не существовало ощутимой разницы между легионерами и воинами вспомогательных частей ни по происхождению, ни по социальному статусу, служба в пограничных легионах стала менее популярной, чем в не столь обремененных служебными обязанностями и отличавшихся менее строгой дисциплиной вспомогательных частях, а тем более в лучше оплачиваемых подвижных силах. Результатом явился упадок боевого духа, распространившийся на большую часть армии. Вылилось это и в перемены в экипировке и учебных программах, еще более сократив различия между легионерами и солдатами вспомогательных частей.

Теперь не только во вспомогательных войсках, но и в легионах служили в основном варвары. В результате к 375 году большинство варварских воинов было романизировано и прекрасно освоилось с римскими оружием и тактикой. На римской службе варвары думали о себе уже как о римлянах.

Тем не менее, хотя варвары, казалось, отнюдь не возражали сражаться против своих собратьев, когда такой приказ отдавали римские командиры (которые и сами чаще всего были варварами), это порождало многочисленные возможности для сговора, мятежа и массового дезертирства.

Появились в римской армии и два новых типа солдат, немало способствовавших падению стандартов воинской выучки и дисциплины.

Во-первых, увеличивавшееся количество варварских племен, которым было разрешено осесть на землях империи, привело к отмене заложенной Траяном тенденции избегать формирования вспомогательных частей по племенному признаку. Все больше племенных вспомогательных соединений (так называемых федератов), возглавляемых их собственными вождями, вливалось в армию, сохраняя собственное оружие и методы ведения войны. Благодаря всеобщей романизации варварских воинов это не оказывало существенного влияния на римскую тактику, но порождало новые возможности для возникновения беспорядков и мятежей.

Во-вторых, в некоторых частях империи, когда оказывалось невозможным пополнить ряды армии добровольцами, вводилось некое подобие воинской повинности. Крупные землевладельцы были обязаны предоставлять рекрутов (новобранцев). Условия службы у этих призывников были менее тягостны, нежели у кадровых солдат. Случалось подобное нечасто, но являлось шагом к депрофессионализации армии.

К началу IV века римская кавалерия составляла около четверти численности средней римской армии; этот показатель был много выше на просторах восточных пустынь — в сражениях с персами и арабами кавалерия стала решающим родом войск. Возросло также и значение метательного оружия.

В связи с падением дисциплины военачальникам было легче держать легионы в строю, чем-то напоминавшем древнюю фалангу. Старинный пилум был переделан в метательное копье. Обычно его метали в противника, освобождая руки перед тем, как легион вступал в рукопашную схватку с вражеской пехотой.

Многочисленные племена, жившие между реками Рейн и Висла, вторгались на территорию Римской империи и опустошали приграничные районы. Наступление объединившихся племен против общего врага — Римской империи — стало особенно грозным во второй половине IV века. Племена, выступавшие против империи, находили поддержку у рабов, колонов (землевладельцев), закабаленных ремесленников и в самой римской армии. В итоге многолетней борьбы Римская империя перестала существовать.

Рекомендуем ознакомится: http://www.voenn.claw.ru