Лекция: Внешняя политика Николая I в 1825‑1853 гг.

Охранительные начала были присущи и внешнеполитическому курсу Николая I. Царь стремился бороться с революцией не только внутри страны, но и в международном масштабе. Он твердо придерживался принципов легитимизма, идеалов Священного союза. Крайне болезненно Николай I реагировал на революцию 1830 г. во Франции и последовавшее в связи с этим низвержение династии Бурбонов. Нового французского монарха Луи‑Филиппа, представителя Орлеанской династии, поддержанного крупной буржуазией, Николай I считал узурпатором, «королем баррикад». Попытки царя организовать интервенцию во Францию, однако, успехом не увенчались. Монархи Австрии и Пруссии, на поддержку которых рассчитывал император, нашли эту затею весьма рискованной и, кроме того, чреватой усилением влияния России в Европе. В результате Николай I вынужден был признать происшедшие во Франции перемены. Безуспешной оказалась и попытка Николая I организовать интервенцию в Бельгию, где также вспыхнула революция. Восставшие провозгласили независимость страны, которая входила в состав Нидерландского королевства. Николай I был готов двинуть к берегам Рейна 60‑тысячную экспедиционную армию. Однако восстание в Польше 1830‑18Э1 гг. помешало и этим планам царя.

Революции во Франции и Бельгии свидетельствовали о крушении «Венской системы». Священный союз практически развалился. Тем не менее Николай I не жалел усилий для его возрождения. Восстановить Союз в качестве постоянного и официального объединения монархов Николаю I, однако, не удалось. Противоречия между Россией, Австрией, Пруссией, сотрудничество которых должно было составить основу Союза, оказались слишком острыми. Русско‑австрийские интересы сталкивались на Балканах. Австрия и Пруссия соперничали друг с другом в деле объединения Германии. Негативную реакцию идея возрождения Священного союэа вызывала в Англии и во Франции.

Между тем приближалась новая волна революционного и национально‑освободительного движения в Европе. В 1848 г. вспыхнула революция во Франции. Монархия Луи‑Филиппа была низвергнута. Франция стала республикой. Революция охватила Пруссию, германские государства. Национально‑освободительное движение развернулось в пределах Австрийской империи – в Италии. Почти вся Европа была охвачена революционным пожаром, который явственно приближался к границам России. Борьба венгерского народа против австрийского гнета за национальную независимость поставила под вопрос само существование империи Габсбургов. Австрийское правительство умоляло Николая I о помощи, и такая поддержка была оказана. Русская армия под командованием И.Ф.Паскевича двинулась в Венгрию и подавила революцию.

Успешная интервенция в Венгрию, казалось, упрочила позиции самодержавия на международной арене. «Когда я был молод, – писал в 1851 г. барон Штокмар, воспитатель принца Альберта, мужа английской королевы Виктории, – то над континентом Европы владычествовал Наполеон. Теперь дело выглядит так, что место Наполеона заступил русский император…» Сам Николай I все больше и больше ощущал себя вершителем судеб Европы. В действительности же на континенте к началу 50‑х годов XIX в. складывались ситуация, крайне опасная для России. Приверженность Николая I явно отжившему свой век принципу легитимизма ставила страну в весьма невыгодное для нее положение на международной арене. Не только демократические, но и умеренно либеральные круги Европы были недовольны вмешательством царизма во внутренние дела других государств. Даже близкие по духу самодержавию режимы оказывались ненадежными партнерами. Стремление Николая I помешать объединению германии восстанавливало против него Пруссию. Спасенная царем от развала Австрийская империя с тревогой наблюдала за политикой самодержавия в Восточном вопросе. Не допустив распада монархии Габсбургов, Николай I сохранил державу, никак не склонную поддерживать стремление царя взять под контроль Черноморские проливы и укрепить позиции России на Балканах, а потому являвшуюся не союзником, а, скорее, потенциальным противником. Борьба Николая I с революционным движением в Европе для страны обернулась крайне тяжелыми последствиями, вызвав дипломатическую изоляцию России во время Крымской войны.

Следует отметить, что в центре внимания Николая I постоянно находились и ближневосточные проблемы. Прогрессировавший упадок некогда могущественной Османской империи стимулировал в этом регионе экспансию великих держав, порождал борьбу между ними за «турецкое наследство». Николай I вступил на трон в тот момент, когда восточный кризис, вызванный греческим восстанием, достиг предельной остроты. Николай I сразу же взял курс на соглашение с Англией и Францией по Восточному вопросу. В 1826 г. в Петербурге был подписан англо‑русский протокол. Россия соглашалась на английское посредничество в греко‑турецких переговорах. В случае отказа султана признать это посредничество Россия получала право единолично выступать против Турции. В целом, этот протокол был успехом русской дипломатии, поскольку развязывал ей руки для самостоятельных действий.

Ситуация, однако, вскоре осложнилась. В 1826 г. началась русско‑персидская война. Побуждаемый английской дипломатией иранский шах стремился восстановить свое владычество к северу от реки Аракс, т.е. на территории северного Азербайджана. Военные действия развивались успешно для России. В 1828 г. в Туркманчае был подписан мирный договор, в соответствии с которым Персия не только отказалась от своих притязаний, но и уступила России восточную часть Армении.

Между тем Англия, Франция и Россия, заключив в 1827 г. конвенцию об «умиротворении Греции», предъявили Османской империи ультиматум, в котором требовали прекращения военных действий против повстанцев и предоставления Греции автономии. После того как турецкое правительство отвергло этот ультиматум, соединенная англо‑русско‑французская эскадра вошла в Наваринскую бухту, где стоял турецкий флот, и в завязавшемся сражении уничтожила его главные силы. Считавший Россию основной виновницей происшедшего султан расторг все ранее заключенные русско‑турецкие договоры и призвал мусульман к «священной войне». Николай I некоторое время избегал вооруженного конфликта с Османской империей, ожидая завершения русско‑персидской войны. После заключения Туркманчайского мирного договора он принял вызов. В апреле 1828 г. началась русско‑турецкая война. Она оказалась довольно трудной для России. Тем не менее летом 1829 г. русские войска перешли Балканский хребет и оказались на расстоянии 60 км от турецкой столицы. Османская империя вынуждена была просить мира. По условиям Адрианопольского договора, заключенного в сентябре 1829 г. Россия получили дельту Дуная, береговую пололосу на Кавказе (от Анапы до Поти) и Ахалцихскую область. Адрианопольский договор стал важной вехой на пути балканских народов к национальной независимости. Он предусматривал расширение автономии Дунайских княжеств и Сербии. Право на автономию в составе Турецкой империи получила и Греция, которая уже спустя полгода добилась полной независимости.


Влияние России на Ближнем Востоке после заключения Адрианопольского мирного договора значительно возросло. Крупнейшим успехом политики Николая I в этом регионе стал Ункиар‑Искелесийский договор с Турцией (1833 г.). Воспользовавшись затруднительным положением султана, которому угрожал его египетский вассал Мухаммед‑Али, Николай I, в обмен на обещание оказывать военную помощь Османской империи, добился согласия Турции закрыть проход через Дарданеллы для всех иностранных военных судов. Тем самым обеспечивалась безопасность южных рубежей России. Правящие круги Англии и Франции весьма болезненно реагировали на это соглашение, считая, что его следствием будет полное подчинение Турции русскому влиянию. С тревогой смотрела на укрепление позиций России на Ближнем Востоке и Австрия.

Ункиар‑Искелесийский договор был заключен срокомбыл заключен сроком на 8 лет. Считая Турцию «умирающим человеком», Николай I полагал необходимым готовиться к распаду Османской империи. В этой связи царь взял курс на соглашение с Англией, видя в ней наиболее подходящего партнера по дележу турецкого наследства. Царь пошел на замену раздражавшего британского правительство Ункиар‑Искелесийского договора Лондонскими конвенциями 1840 и 1841 гг. менее выгодными для России. Во время своего визита в Англию в 1844 г. Николай I по сути дела прямо предложил британскому правительству договориться о разделе Турции. Надежду царя на соглашение с Англией по Восточному вопросу не оправдались. Правящие круги Англии, имея свои планы экспансии на Востоке, опасались, что раздел Османской империи приведет к чрезмерному усилению России. Английский капитал захватывал ключевые позиции в турецкой экономике, и в перспективе вся страна могла оказаться на положении полуколонии Британской империи. Надеясь сыграть на англо‑французских противоречиях, Николай I преувеличил их остроту. Тревога, которую внушали планы Николая I в отношении Турции и Англии и Франции, видевших в намерениях царя угрозу собственной экспансии в данном регионе, сделала наоборот реальной перспективу совместного выступления этих держав против России. С англо‑французским союзом Николаю I и пришлось столкнуться во время Крымской войны.

Еще в конце второго десятилетия XIX в. активизировалась экспансия царизма на Северном Кавказе. Самодержавие вело здесь многолетнюю изнурительную войну против горских народов, упорно отстаивавших свою независимость. С 1834 г. сопротивление горцев возглавил Шамиль. Талантливый военачальник, он длительное время вел успешную партизанскую борьбу. Лишь в 1859 г. Шамиль был осажден в ауле Гуниб и после взятия аула царскими войсками пленен. Последние очаги сопротивления кавказских горцев удалось подавить только в начале 60‑х годов XIX в. В Казахстане русские войска систематически продвигались в глубь степей и к середине 50‑х годов XIX в. владения России вплотную приблизились к рубежам среднеазиатских государств.

Крымская (Восточная) война (1853‑1856)

В конце 40‑х годов XIX в. в центре внешней политики России находился Восточный вопрос – сложный конгломерат острейших международных противоречий, от разрешения которых зависели безопасность границ империи, дальнейшие перспективы развития черноморской торговли и экономическое состояние южных губерний. Речь шла, прежде всего, об установлении преобладающего влияния на Османскую империю, пораженную к этому времени глубоким внутренним кризисом.

Важным политическим фактором этого кризиса являлась национально‑освободительная борьба балканских народов против турецкого ига. Это движение традиционно получало поддержку России, выступавшей в качестве заступницы славян христианского вероисповедания, преимущественно населявших Балканы. Такая позиция, объективно способствовавшая освобождению балканских народов, позволяла России использовать движение на Балканском полуострове для усиления собственного влияния в регионе, давала ей дополнительную опору в борьбе с Турцией.

Интересы России на Ближнем Востоке и Балканах неизбежно сталкивались с устремлениями крупнейших европейских держав – Англии и Франции, доминировавших на ближневосточных рынках сбыта, а также Австрии, преследовавшей на Балканах свои цели.

Европейские революции 1848‑1849 гг. вызвавшие сильные политические потрясения на континенте, привели в то же время к активизации русской внешней политики, в том числе и в Восточном вопросе. Допуская возможность военного конфликта с Францией (позиции которой явно шли вразрез с устремлениями Николая I), Россия попыталась найти себе сильного союзника. Полагая, что англо‑французские противоречия достаточно глубоки и создают хорошую основу для договоренности с Англией, русские дипломаты и сам император предприняли ряд шагов, направленных на сближение с ней. Однако английские политики не только не желали поддерживать Россию, но и были настроены явно антирусски. Так, некоторые из них вынашивали откровенные планы послевоенного расчленения России: Финляндию предполагалось отдать Швеции, Прибалтику – Пруссии, Крым и Кавказ – Турции. Польша должна была стать буферным государством, отделяющим Россию от Западной Европы. Это совпадало и с реваншистскими планами Турции, желавшей вернуть себе Крым и территории Кавказа.

Английское правительство считало, что война с Россией будет популярной в английском обществе (поскольку царизм прочно стяжал себе славу «жандарма Европы»), и рассчитывало поднять свой авторитет. Внутриполитическое положение во Франции также заставляло Наполеона III заботиться о своем престиже. В случае победоносной войны он надеялся укрепить свои позиции в среде католического духовенства (которое вело давний спор с православной церковью из‑за иерусалимских святынь) и снять внутреннюю напряженность в стране.

Если учитывать, что в Петербурге также рассчитывали на территориальные приобретения и беспокоились о судьбе черноморских проливов, опасаясь, что из рук слабой Турции они могут перейти к сильной европейской державе, то становится очевидным, что грядущая война носила захватнический характер со стороны всех ее участников.

Петербургский кабинет между тем недооценивал возможность создания антирусской коалиции и переоценивал свои силы, которые в первой половине 50‑х годов казались весьма внушительными. Россия обладала огромными людскими ресурсами и имела армию численностью свыше 1,1 млн человек. Однако армия эта была рассредоточена на огромной территории и для безопасности страны с западного направления крупные воинские силы не могли быть сняты. Техническая оснащенность и армии, и флота оставляла желать много лучшего. В войсках к началу войны практически не было нарезного оружия, артиллерия уступала по своим характеристикам западноевропейским образцам. Русский флот имел прекрасные боевые традиции, экипажи были хорошо обучены и готовы вести войну на море, однако паровых судов было весьма мало, в то время как английский и французский флоты располагали большим количеством паровых судов с винтовыми двигателями. Кроме того, была расстроена финансовая система страны. Все это делало успех в войне весьма проблематичным.

Поводом для конфликта стал спор между католическим к православным духовенством за право хранить ключи от Вифлеемского храма и ремонтировать купол над гробом господним в Иерусалиме. Царские дипломаты заняли в этом вопросе жесткую непримиримую позицию, а поведение чрезвычайного посла А.С.Меншикова носило вызывающий характер. Еще одним требованием России стало заключение конвенции о покровительстве русского царя всем православным христианам в Турции. Французские и английские дипломаты, прикрываясь миролюбивыми заявлениями, исподволь занимались разжиганием конфликта. Особенно в этом усердствовал посол Англии лорд Стрэтфорд‑Редклиф, который не останавливался перед прямым подлогом и клеветой. Ободряемая их поддержкой, Турция не спешила принимать ультимативные требования русских. Не дождавшись положительного ответа, Меншиков и сотрудники русского посольства покинули Константинополь. В эти же дни корабли Франции и Англии были направлены к проливам. Война становилась реальностью.

Еще работы по истории

Реферат по истории

Рекомендуем ознакомится: http://www.ronl.ru