Историография по вопросам внутренней и внешней политики, Российского государства представлена много численными сочинениями, отражающими все названные выше общественно-политические направления.

Историки дворянско-охранительного лагеря М. И. Богданович, М. А. Корф, Н. К. Шильдер, вел. кн. Николай Михайлович (Романов) описывали события XIX в. с монархических позиций, нередко извращая их, сводили историю России к деятельности царей, возвеличивали Александра I. Николая I. Буржуазные историк»

В. О; Ключевский, А. А. Кизеветтер, А. А. Корнилов также идеализировали деятельность русских императоров. Направление, характер и результаты внутриполитической деятельности приписывались воле царей.

Советские историки подвергли критике необоснованные утверждения дворянско-буржуазной историографии. Руководствуясь указаниями В. И. Ленина, они дали классовый анализ внутриполитических мероприятий правительства Александра I и Николая I. показав, что реформаторские потуги царизма, как и вся его внутренняя и внешняя политика, определялись интересами дворянства, стремлением к укреплению позиций самодержавия и в то же время необходимостью дать некоторую возможность проникновения в страну развивающихся капиталистических отношений. Обстоятельный общий очерк внутренней и внешней политики царизма и общественно-политической жизни России первой четверти XIX в. представлен в изданной посмертно книге С. Б. Окуня «История СССР (лекции), ч. I. Конец XVIII — начало XIX в.» (Л. 1974).

По внешней политике России XIX в. опубликовано много работ. Общий ее обзор имеется в курсе лекций о дореформенной России А. В. Фадеева и во 2-й главе монографии «Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII — начало XX в.» (М. 1978).

Важнейшими документальными материалами для изучения внутренней и внешней политики России в на чале XIX в. являются «Основные законодательные акты, касающиеся высших государственных учреждений России XVIII и первой половины XIX столетия» (М. 1909); план государственного преобразования графа М. М. Сперанского — «Введение к Уложению государственных за конов 1809 г.» (М. 1905); по внешней политике имеются многотомная публикация документов «Внешняя политика России в XIX — начале XX века. Документы Российского министерства иностранных дел» (М. 1960 — 1976, т. I — VIII ); «М. И. Кутузов. Сб. документов» (М. 1950 — 1953, т. I — III ).

Отечественная война 1812 г. представлена в обширной литературе. С противоположных позиций освещали ее в XIX и начале XX столетия русские и французские дворянские и буржуазные историки. Сочинения французских историков были написаны в восторженных по от ношению к Наполеону тонах, в них не содержалась критика его политики. Завоевательные планы Наполеона отрицались.

Русские историки дворянско-охранительного направления (М. И. Богданович, Н. К. Шильдер, Н. Ф. Дубровин) отстаивали противоположную французской историографии концепцию. Они старались внушить идею о том, что все российские сословия во время войны будто бы объединились вокруг царского трона во имя спасения монархии.


В конце XIX — начале XX в. получила преобладание буржуазно-либеральная концепция войны 1812 г. Наиболее полное отражение она нашла в юбилейном, великолепно иллюстрированном семитомном издании «Отечественная война и русское общество. 1812 — 1912» (1911 — 1912). Буржуазные историки пытались определить объективные причины возникновения войны, отвергали утверждения о руководящей роли дворянства в войне. Однако они огульно отрицали патриотизм крестьян, считая их неспособными подняться до высоких патриотических чувств.

В. И. Ленин, рассматривая войну как продолжение политики господствующих классов в работе «О брошюре Юниуса» (Поли. собр. соч. т. 30), оценил войны со стороны Наполеона как захватнические, несправедливые, как войны за интересы французской буржуазии. Советская историография Отечественной войны 1812 г. продолжает разработку ленинской концепции войны и принципиально отличается от дореволюционной дворянско-буржуазной историографии. Советские историки дали всестороннее освещение героической борьбы русского народа против захватчиков как решающей силы в обеспечении разгрома наполеоновской армии и отверг ли субъективно-идеалистические взгляды на войну 1812 г. дворянско-буржуазных историков. Уже в 30 — 40-е годы - создается ряд содержательных работ о войне 1812 г. Среди них значительное место занимают труды Е. В. Тарле «Нашествие Наполеона на Россию» и «Наполеон», изданные позднее в книге «1812 год» (1959). Важное значение имела разработка и публикация архивных документов. Были изданы сборники документов и материалов «Генерал Багратион» (1945), «М. И. Кутузов» (1950 — 1956, т. II — V ) и др.

В 60 — 70-е годы вышел целый ряд новых трудов: Л. Г. Бескровного — «Отечественная война 1812 года» (1962) и «Русское военное искусство XIX в.» (1974); П. А. Жилина — «Гибель наполеоновской армии в России» (1968; 1974, 2-е изд.) и «М. И. Кутузов» (1978); Л. П. Богданова — «Русская армия в 1812 году» (1978) и др. Руководствуясь марксистско-ленинским учением о войне и армии и опираясь на новые документы и мате риалы, советские историки многое сделали для разработки экономических, политических и военных аспектов Отечественной войны 1812 г.

Законодательная деятельность царского правительства во 2-й четверти XIX в. отражена в работах историков всех названных нами выше общественно-политических направлений. Подлинно научный анализ политики этого времени был дан в работах классиков марксизма-ленинизма, которые отмечали политику Николая I как пример подавления свободы общества и крайнего воплощения абсолютизма (Энгельс Ф. Фридрих-Вильгельм IV. король прусский. Соч. 1-е изд. т. II ; Ленин В. И. Задачи пролетариата в нашей революции. — Поли. собр. соч. т. 31).

В этом ключе исследовали внутреннюю политику царизма в 1826 — 1855 гг. советские ученые. Из работ сравнительно недавнего времени следует отметить книги Н. С. Киняпиной «Политика русского самодержавия в области промышленности (20 — 50-е годы XIX в.)» (М. 1968), П. А. Зайончковского «Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в.» (М. 1978), Н. П. Ерошкина «Крепостническое самодержавие и его политические институты» (М, 1981). Они касаются отдельных сторон правительственной политики.

Проблемы русской истории второй четверти XIX в. вызвали значительный интерес как современников, так и историков позднейшего времени. Этим объясняется значительное количество публикаций источников в сборниках Русского исторического общества (т. 98, 131, 132 и др.), а также воспоминаний, среди которых выделяются «Былое и думы» А. И. Герцена, дневники А. В. Никитенко (М. 1955, т. I — III ).

Многочисленны труды по внешней политике первой половины XIX в. Русские дворянские ученые-исследователи: С. С. Татищев, Н. Ф. Дубровин и др. — многое сделали для изучения внешней политики самодержавия и особенно Крымской войны в плане фактическом. Но они не сумели раскрыть ее классовую сущность.

Советские историки, руководствуясь марксистско-ленинской концепцией, выявили социальные основы внешней политики России, показали ее связь с внутренними задачами правительства. Они раскрыли захватнические планы царизма и вместе с тем объективно прогрессивные последствия политики России на Востоке. Самым значительным трудом о Крымской войне является двух томный труд Е. В. Тарле «Крымская война» 2-е изд. (М. — Л. 1950). На эту тему есть также работы советских историков И. В. Бестужева, С. К. Бушуева, Н. М. Дружинина. Обобщающей работой о внешней политике России в целом за указанные годы является книга Н. С. Киняпиной «Внешняя политика России пер вой половины XIX в.» (М. 1963). В ней представлены важнейшие сведения советской исторической науки о внешней политике и дипломатии изучаемого времени и сделана попытка объяснить некоторые еще не решенные внешнеполитические вопросы.

Рекомендуем ознакомится: http://big-archive.ru