Сейчас давайте попробуем рассмотреть еще одну очевидную неочевидность – вопрос единства славян. Автор не против тесных дружеских взаимоотношений между народами, тем более такими комплементарными и близкими по родству, как белорусы, русские и украинцы, как и дружбы между семьями. Но никто, кроме отдельных любителей острых ощущений, не хочет объединения семей, тем более близких по крови, так как это уже кровосмешение и не соответсвует природе. Эксперимент, проведенный в Швеции в отношении образования так называемых шведских семей, потерпел полное крушение. Моногамия победила. Воссоединять возможно только тогда, когда имел место раздел. В семье это происходит просто – развелись папа с мамой, а через некоторое время решили вновь заново соединиться. Как же может это произойти между этносами, когда как в семье, так и в этносе главный принцип—“мы и они”, т.е. “свои и чужие”. И здесь нет никакого насаждения вражды между народами, так как еще Иисус Христос дал людям космический закон – “возлюби ближнего своего как самого себя”. Т.е. ближнего можно полюбить самое большое – как самого себя, насколько любишь себя, настолько по максимуму полюбишь и другого. Меньше можно, больше нельзя – это космический закон. Поэтому нормально, когда человек любит свой этнос, свой народ. Тогда он может полюбить и другой народ. Но когда человек не любит даже свой народ, как же он может полюбить другой? У него просто нет для этого энергии любви. Это похоже на то, что у человека в кошельке нет денег и он не может себе ничего купить. Но он так же не может ничего купить и для другого человека. У него просто нет денег. Или космический закон, данный Иисусом Христом неверен?

“Согласно Иордану ( VI в. н. э. ) прежде единое многолюдное племя венедов, расселишееся на огромных пространствах, распалось на три части: называемое венедами, склавинами ( славянами ) и антами. Венеды обитали в бассейне Вислы, начиная от истока этой реки. Славяне были их южными соседями и занимали территорию к югу от Вислы между средним Дунаем и Днестром. Анты жили в междуречье Днестра и Днепра на изгибе Черного моря. Локализация трех раннеславянских племен Иордана целиком корреспондируется с географией славянских групп, выявляенных по материалам археологии.

Источники отличают славянина от анта даже тогда, когда они служат наемниками византийской империи. Поэтому нужно считать, что различие между славянами и антами носило этнографический характер. Славяне и анты имели собственных вождей, каждое племя – свое войско. Византийскими источниками отмечены также случаи вражды между антами и славянами”.[211 ]

Тоже можно сказать о славянах и венедах, хотя в письменных источниках того времени это не отражено, так как венеды не участвовали в византийских событиях.

“В раннее время внутри общеславянского языка, распад которого начался едва ли раньше I тыс. н. э. имелись различия диалектного порядка.В лингвистических исследованиях уже давно получило признание положение, согласно которому славяне первоначально разделились на две диалектные группы.Суть наиболее древней фазы диалектной дифференциации славянской общности состоит в членении славянства на меньшую северо-западную ( называемую некоторыми исследователями западной или “пралехитской” ) и большую юго-восточную ( или восточную) группы. Такое диалектное членение, по-видимому, было довольно глубоким и достаточно древним.

Положение о первоначальном двучастном членении славянства, обоснованное языковыми материалами, находит полное соответствие в данных археологии и топонимики”. [212] Анты здесь не упоминаются, так как они затерялись в круговороте истории.

Об этом же говорит и другой ученый:

“В период великого переселения народов значительные массы основных протославянских племен расширили территорию своего обитания на запад и юг и вместе с автохтонным населением областей своей экспансии ( лугиями и иллиро-фракийцами ) образовали в результате скрещений и оккультуризации западное славянство ( II – VI вв. н.э. ) и несколько позже – славянство южное ( V – VII вв. н. э. )”.[213]


“Сравнительно-историческое исследование славянских языков позволяет реконструировать древний общеславянский язык как реальную лингвистическую единицу, существовавшую в течение многих веков и прекратившую свое существование примерно в VI – VII вв. н.э.”[214 ]

Итак, славяне примерно в середине I тысячелетия н.э. разделились на две группы: западную ( венеды), в которую вошли также славене новгородские и кривичи и восточную – поляне, волыняне, древляне, дреговичи, радимичи, вятичи и другие племена. Но и сами племена в группах уже имели к этому времени достаточные этнические особенности.

Археологические данные говорят о различиях в погребениях и построении жилищ каждого из перечисленных выше племен. Вот что сообщает летописец о племенах в ПВЛ:

“Живяху каждо съ своимъ родом и на своих местахъ, владеюще каждо родом своим”.

“Имяху бо обычаи свои, и законъ отец свои и преданья, каждо свой нравъ”.[216 ]

“Представляется очевидным, что волыняне, древляне, дреговичи и поляне в процессе своего формирования прежде всего были территориальными новообразованиями. В результате распада дулебского племенного союза в ходе расселения происходит территориальное обособление отдельных групп дулебов. Со временем у каждой локальной группы складывается свой жизненный уклад, начинают формироваться некоторые этнографические особенности, что находит отражение в деталях погребальной обрядности. Сложению этих племенных групп, бесспорно, способствовало политическое объединение каждой из них”. [217]

“Совсем иной культурный облик имеют поселения и могильники второй территориальной группы раннеславянских племен, заселявших северо-западные области славянского мира. В центральной и северной Польше и в прилегающих районах территории ГДР ( бывшей) старославянские памятники второй половины I тысячелетия н. э. характеризуются своеобразной техникой домостроения и керамикой, сильно отличной от посуды пражского типа ( восточных славян ).

Эта славянская группа на территории Польши охватывает Поморье, Хелминскую землю, Великопольшу и северо-западную часть Силезии. Собранный к настоящему времени материал весьма обширен и свидетельствует о несомненной генетической связи древних новгородцев со славянскими племенами Польского Поморья”. [220]

Образование нового этноса “русь” привело к еще большей непохожести между новым этносом и “старыми” славянскими племенами. И в первую очередь это коснулось методов управления.

Вот что пишет Прокопий Кесарийский, византийский историк VI в.

“Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается общим делом”.[221]

Такой метод правления прослеживается во многих славянских племенах: у древлян, кривичей, новгородских словен. Свое продолжение он нашел в местном самоуправлении в ВКЛ.

Новый этнос русь метод управления племенем, а затем и государством Киевская Русь, перенял у своего “отца” -- ираноязычного племени русь-рось – единоначалие с беспрекословным подчиненнием главе ( князю ) государства. Кстати слово “князь” также ираноязычное. До определенного времени русинский вождь назывался “хакан”.

Если Новгородское или Полоцкое вече могло как выбирать себе князя, так и сбросить его с княженья, то в Киевской Руси замена князей происходила часто с помощью военых переворотов, т. е. захвата верховной власти. Но новый этнос отличался не только этим.

“Исследования отечественным историком В.Л. Яншиным древнерусских берестяных грамот свидетельствует о том, что в начальный период русской истории новгородский диалект отличался от южно-русского. Кроме того, данные археологии, летописные и другие источники указывают на значительные отличия социальной жизни, культуры, организации общества, народных обычаев населения

Новгорода и Новгородской земли от юго-восточных сородичей”. [222]

Вот что пишет арабский географ X в. Ибн Русте:

“Что касается ар-Русийи. У них есть царь, называемый хакан русов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они не имеют пашен, а питаются тем, что привозят из земли славян”.[223]

То, что одни народы брали в плен людей другого народа – это нормальное явление в то время. Так жили многие племена. Но брали всегда в плен и продавали в рабство только не “своих”, а “чужих”. Выше приведенная выдержка ценна тем, что показывает, что для русинов славяне были “чужими” и о ни каком родстве вопроса не стояло. Арабский географ, кстати, как видно из приведенных его слов, уже в X столетии разделял русинов и славян.

Еще подтверждением этого тезиса является и иная информация. По сообщению русских летописей вятичи, северяне, радимичи и поляне были данниками хазарского каганата. После выхода на историческую сцену русичей – это как раз начало фазы явного подьема каждого нового этноса, - - русичи отказались от уплаты дани Хазарии и начали расширять свое влияние на соседние территории.

“Сделав Киев стольным городом древнерусского государства, Олег предпринял ряд военных походов для покорения и присоединения к руси других восточнославянских племен. Вслед за походами на древлян и северян в 885 г. киевский князь организует поход на радимичей. Радимичи, платившие дань Хазарскому каганату, видимо, не оказали никакого сопротивления дружине Олега. В результате они были освобождены от выплаты дани хазарам, но попали в данническую зависимость к киевскому князю. Окончательное включение радимичей в состав древнерусского государства произошло столетием позже, при киевском князе Владимире Святославовиче”. [224]

Добровольно-принудительное вхождение всех племен и княжеств илюстрирует нам история – хотя бы пример Полоцкого княжества и судьба княгини Рагнеды.

О том, что удержание этносов в составе Киевской Руси происходило с помощью военной силы, говорят и факты выхода Полоцкого или Новгородского княжеств при любом удобном случае. Ну кто же, скажите, пожалуйста, бежит из родного дома? - - Только, когда дом чужой.

Еще одним подтверждением того, что единого древнерусского народа не было на территории Киевской Руси, является то, что “территориальное дробление древнерусского государства в XII в. в значительной степени соответствует ареалам летописных племен. Как свидетельствуют территориальные материалы, летописные племена в XI – XII вв. были еще устойчивыми этнографическими единицами. Очевидно, что географические границы отдельных княжеств, которые образовались в XII в. были определены самой жизнью и прежней структурой восточного славянства”. [225] Т.е. как только этнос русинов ослаб за счет большого количества военных действий, на которых погибали. в первую очередь, самые пассионарные члены этноса, Киевская Русь, как единое государство, развалилась на глазах. Это происходит всегда в подобных ситуациях. Самый ближайший пример произошел у нас на глазах – распад некогда мощного Советского государства, а точнее продолжение распада Российской империи.

“Исследователи уже давно обратили внимание на то, что в летописях “Русь” ( “Русская земля” ) имеет двоякое значение. Содной стороны, Русью называются все восточные славяне, с другой – небольшой участок Среднего Поднепровья, в основном полянская земля. Еще в XI – XII вв. Киевщина под названием Руси, Русской земли противопоставляется не только северным областям – Новгородской, Полоцкой, Смоленской, Суздальской, Рязанским землям, но и южным – древлянская земля, Волынь и Галичина исключаются из Руси”. [226]

Прекраснейшее исследование на эту тему проведено Рыбаковым Б.А. [227] еще в 1953 году, чем и воспользуемся.

“Русские города, не входившие в понятие “Русь”: Новгород Великий.Поездки из Новгорода в Киев, Чернигов, Переяславль всегда рассматриваались новгородским летописцем как поездки на Русь. Например: “В то же лето на зиму иде на Русь архиепископ Нифонт с лучьшими мужи и заста кияне с церниговьци стояще противу собе. ” Новгород. I лет. 1135 г. ( стр. 24 ); см. также под годами: 1132 ( стр. 22), 1142 ( стр. 26 ), 1146 ( стр. 27 ), 1149 ( стр. 28 ), 1156 ( стр. 30 ), 1165 ( стр. 32 ), 1167 ( стр. 32 ), 1177 ( стр. 35 ), 1179 ( стр. 35 ), 1179 ( стр. 36 ), 1180 ( стр. 36 ), 1181 ( стр. 37 ), 1201 ( стр. 45 ), 1211 ( стр. 52 ), 1214 ( стр. 53 ), 1215 ( стр. 53 ), 1218 ( стр. 58 ),1221 ( стр. 60 ), 1232 ( стр.71 ), 1257 ( стр. 82 ).

Владимир-на Клязьме, Ростов, Суздаль, Рязань. Города Владимиро-Суздальского и Рязанского княжеств исключались из понятия Руси в узком смысле. Например: “В то же лето поиде Гюрги с сынми и с ростовцы и с суждальци и с рязанци и со князями рязаньскыми в Русь. ” Лаврентьевская летопись 1152 г. (стр. 320 ); см. также под годами: 1154 ( стр. 324 ), 1154 ( стр. 326 ), 1156 ( стр. 329 ), 1175 ( стр. 348 ), 1175 ( стр. 352 ), 1175 ( стр. 353 ), 1205 ( стр. 399—400 ), 1207 ( стр. 408 ), 1223 ( стр. 424 ). Ипат. лет. под годами: 1164 ( стр. 74 ), 1154 ( стр. 77 ), 1174 ( стр. 109 ), 1175 ( стр. 116 ), 1176 ( стр. 117 ), 1177 ( стр. 119).

Область вятичей ( Неринск, Козельск, Брянск, Дедославль ). Во время похода Святослава Ольговича в 1147 г. на Давыдовичей к нему в Неринск приезжают разведчики из Руси, сообщая о делах в Чернигове и Стародубе. Область вятичей по контексту летописи не включена в Русь, а противопоставляется ей. Ипат. летопись 1147 г. стр. 30. Такое же противопоставление находим в Лаврент. летописи под 1154 г. стр. 324, где упоминаются Вятичи и Козельск. Юрий Долгорукий, отправившись на Русь, не дошел до нее и повернул обратно от земли Вятичей.

Смоленск. Изяслав Мстиславич Киевский и его брат Ростислав Мстиславич Смоленский обмениваются в Смоленске подарками: “Изяслав да дары Ростиславу что от Рускыи земле и от царьских земель, а Ростислав да дары Изяславу что от верхних земель и от Варяг”. “. Приде ему Ростислав ис всими рускыми полкы ис смоленьскими. ” Ипат. лет. 1148 г. стр. 39 и 40. Кроме того, смотрите Ипат. лет. 1155 г. стр. 78 и 1197 г. стр. 151. В последнем случае говорится о том, что Смоленский князь Давид Ростиславич “сына своего Костянтина в Русь посла, брату своему Рюрикови на руце”. Рюрик в это время был князем в Киеве и в Киевской земле.

Полоцк. Мстислав Владимирович Киевский услал в Царьград двух полоцких княжичей за то, что “не бяхуть его воли и не слушахуть его, коли е зовяшеть в Рускую землю в помощь. Ипатьевская летопись 1140 г. стр. 15.

Галич-на-Днестре. Юрий Долгорукий идет в 1152 г.на Русь, “тогды же слышав Володимерко ( князь Галицкий ) идуча на Русь, поиде в Кыеву”. Лаврентьевская летопись 1152 г ( стр. 320 ), 1202 г. ( стр. 396 ); Ипатьевская летопись 1152 г. ( стр. 66, 68, 69) ; Новгородская I летопись 1145 ( стр. 27 ).

Владимир-Волынский. В описании похода Ольговичей на Владимир в 1144 г. противопоставляются волынские войска русским.Ипатьевская летопись 1144 г. ( стр. 20 ).

Берлад. Андрей Боголюбский посылает сказать Давиду Ростиславовичу Смоленскому: “А пойди в Берлад, а в Руськой земли не велю ти быти. Уделом Давида в Руси был Вышгород. Ипатьевская летопись 1174 г. ( стр. 108—109 ).

В “Повести временных лет” мы также находим примеры ограничения понятия “Русь”:

Древляне. Убив Игоря в 945 г. древляне говорят: “Се князя убихом руского; поимем жену его Вольгу за князь свой Мал. ” Повесть Временнных лет .945 г. ( стр. 40 ).

Радимичи. После победы воеводы Волчьего Хвоста над радимичами “темь и Русь корятся радимичемъ. ” Радимичи “платять дань Руси, повоз везут и до сего дне”. Слова “и до сего дне” свидетельствуют о том, что и во времена Владимира Мономаха Русь можно противопоставлять радимичам. Повесть временных лет, 984 г. ( стр. 59 ).

Таким образом, для Руси остается Среднее Приднепровье с Киевом, Черниговом, Переяславлем”. Об этом же говорят и краниологические исследования, представленные в табл. 2 и 4.

Табл. 12. Краниологические характеристики славян ( мужская серия ). [228]

Рекомендуем ознакомится: http://ganba.narod.ru