СКАЗКИ ОДНОГО ИЗ ТРЕХ ТЫСЯЧ ОСТРОВОВ

Чего только не бывает в сказках: видимое становится невидимым, один герой перевоплощается в другого, животные разговаривают, как разумные люди, герои сказок переносятся по воздуху через горы и моря, в таинственных морских глубинах стоят коралловые дворцы, где властвуют столь всесильные раджи, что им подчиняются народы, живущие на островах. А в далекой и необычной стране, породившей такие чудесные сказки и легенды, три тысячи тоже сказочных островов!

Но это уже не сказка и не фантастика. Как ни поразительно это, сколь ни трудно нам, живущим в государстве, простершем свои земли от северного океана и до южных морей, от восточной окраины азиатского материка, через всю Азию и до середины Европы, сколь ни трудно нам, жителям такого обширного государства, не уместившегося в одной части света, а разметавшегося на двух материках, представить себе страну бесчисленных островов и ее жизнь, — страна эта не сказка, она существует со своим особым жизненным укладом, историей и неповторимой культурой.

В далеких просторах Индийского океана, как своеобразный «мост», протянувшийся от юго-восточной оконечности Азии и до Австралии, находится самая большая в мире группа островов — Малайский архипелаг. Всех островов в архипелаге три тысячи. И среди них такие известные нам с детства, как Борнео (Калимантан), Суматра, Ява, Целебес (Сулавеси) и многие, многие другие.

Здесь живет восемьдесят два миллиона человек. После Китая, Индии, СССР, США и Японии самая большая в мире страна по количеству населения — это Республика Индонезия.

Сложной была история этого многострадального государства, история борьбы за объединение и независимость страны.

Уже две тысячи лет назад народы Индонезии имели систему мер и весов, умели обрабатывать металлы, строили ирригационные сооружения, были отличными мореплавателями. Известно, что основное население острова Мадагаскар, так далеко отстоящего от Малайского архипелага, составляют мальгаши — потомки индонезийцев, которые в те далекие времена сумели достичь другого конца океана, у берегов Африки, и основать там свои поселения!

Прекрасна индонезийская земля. Бесчисленны на ней рощи кокосовых пальм, непроходимы фантастические заросли джунглей. Там водятся диковинные звери — тапиры, крокодилы, стройная карликовая лань — пеландук, или канчиль, там живут — и нигде больше на земле, кроме Индонезии, не встречаются — человекообразная обезьяна орангутанг, летающая лягушка и бабирусса.


Но не могучие тигры и человекообразные обезьяны и не летающие лягушки издавна привлекают в эту страну пришельцев. Нет! Богатства ее земли и недр превращают острова Индонезии в мечту для многих и многих завоевателей.

Райская земля: она дает пряности, копру, пальмовое масло, тростниковый сахар, чай, хинин, каучук.

Неисчерпаемая кладовая богатств: недра этой страны хранят нефть, уголь, золото, олово, никель, алмазные россыпи. Вот что привлекает взоры чужеземных завоевателей.

Ну какое, казалось бы, сопротивление мог оказать индонезийский народ, разбросанный по островам, разобщенный существованием многих мелких феодальных княжеств, которые на время то объединялись в более крупные, то рассыпались снова, дробились, ослабляемые внутренней борьбой? Ведь даже единого языка не было у этого народа, и не только на отдаленных друг от друга островах, но даже на одном острове говорили на разных языках. Как это многоязычие ослабляло и разъединяло народы Индонезии! Например, на Яве говорят на яванском, сунданском и мадурском языках, на Суматре — на батакском, ачех, лампунг, ниас, ментавай и других, на Целебесе — на языках тораджа, мандар, бутон, бугис, мангкасар, тондано, томболо, тонтандеран, горонтало.

В общем Индонезия — страна множества островов и множества языков.

И вот в начале XVI века в Индонезии появляются первые колонизаторы — португальцы, а за ними голландцы. С этого времени начинается ожесточенная борьба индонезийцев за свою национальную независимость.

Характерно, что только в XIX веке в Индонезии произошло двадцать семь крупных восстаний против чужеземных колонизаторов. Поистине удивительны и неиссякаемы силы народа, стремящегося к свободе и независимости!

Эта борьба — колонизаторов за колонии, а индонезийцев за освобождение от колониального рабства — продолжалась в течение веков, вплоть до наших дней.

Триста лет сопротивляется слабая, раздробленная Индонезия! И все же в 1904 году Голландия захватывает страну островов. Но не надолго: восстание следует за восстанием. Меняются колонизаторы — на место голландских приходят японские (1942 г.), а после разгрома германско-японского фашизма появляются английские капиталисты, которые, не имея возможности удержать колонию у себя, используют обстановку для того, чтобы помешать национально-освободительному движению народов Индонезии и снова передать страну в руки Голландии.

Но все ухищрения империалистических держав оказываются на этот раз тщетными: 17 августа 1945 года Индонезия, руководимая президентом Сукарно, становится независимой республикой.

Перед правительством свободной Индонезии возникла сложнейшая задача — ликвидировать колониальную структуру экономики и вывести государство из разряда так называемых слаборазвитых стран. Для этого и был разработан первый пятилетний план развития Индонезии.

Сразу после завоевания независимости был установлен наконец в Индонезии единый государственный язык — могучее средство объединения народов, населяющих страну.

В республике началась борьба за грамотность, увеличение школ, высших учебных заведений, за развитие национальной индонезийской культуры. Число грамотных возросло в Индонезии с 6 до 50%, вместо 3595 начальных школ теперь насчитывается 32000.

Понятен и усилившийся в Индонезии интерес к национальной культуре, к богатейшему народному творчеству — фольклору, к сказкам и сказаниям. Ведь в них воплощались мечты и чаяния простого народа этой древней страны, его стремление к счастью, его высокие нравственные идеалы, глубокая вера в торжество справедливости, добра и свободы.

Советский читатель уже знаком с фольклором этой страны по книге «Индонезийские сказки» ("Индонезийские сказки". перевод и предисловие В. А. Островского, М. Гослитиздат, 1956. ), в которой дан цикл яванских сказок о хитроумном канчиле — карликовой лани, популярном герое индонезийского фольклора, а также яванские легенды и сказания.

Предлагаемый сборник принадлежит перу прогрессивного индонезийского писателя М. Р. Дайо, который в своем художественном пересказе знакомит читателя с образцами фольклора, бытующего на острове Сулавеси (Целебес).

В книге представлены сказки и легенды.

Раздел сказок невелик.

Здесь читатель встретится с своеобразным решением сказочных сюжетов, известных и другим народам за пределами Индонезии. О том, как маленькая пичужка не только перехитрила, но и проучила зазнавшегося владыку пернатых, говорится в сказке «Орел и Воробей». Использован и известный сказочный мотив: способность героя своим прикосновением превращать предметы в золотые («Сказка о перепелочке и двух мальчиках»). Из веселой, остроумной сказки «Кот и Обезьянки» мы узнаем, что кот, как персонаж индонезийского фольклора, не похож на своего русского и европейского собрата: он озорник и хитрец, скорее напоминающий по характеру нашу лису.

Особое внимание заслуживает «Остров Корабль», хотя и отнесенный автором к сказкам, но по всей своей специфике — идейной, сюжетной и речевой — представляющий характерный образчик сказания, легенды. Сын бедной женщины отправился в далекие края искать счастья. И вот спустя много лет, разбогатев на чужбине, он вспомнил о родном поселке и решил навестить его. На своем собственном корабле подплыл он к родным берегам. Сына ждет мать, она вышла к нему в рубище, рот ее ввалился — у нее уже не осталось зубов. Она несет своему разбогатевшему сыну немного вареной картошки — больше ей нечем угостить его. Но богач сын отказался от матери. Он притворился, что не знает этой старой нищей женщины, и прогнал ее прочь. Тогда она прокляла своего сына. Боги выполнили волю старой матери: поднялась буря, корабль затонул, а ничтожный сын превратился в птицу. Он обречен вечно летать над этим островом и кричать одно и то же: «О моя мать! О моя мать!»

В легенде «Остров Корабль» заложен глубокий смысл, она несет в существе своем глубокую подлинно патриотическую идею. Если нарушается связь человека с его родной землей, если человек забывает о своем первейшем долге сына своей матери-родины — он обречен на гибель. Народ Индонезии, который так долго вел жестокую борьбу с колонизаторами за свободу своей родины, и раньше и в эти дни не прощал измены тем, кто, всеми правдами и неправдами выбившись на гребень жизни, во имя собственного благополучия забывал о родине и переходил на сторону колонизаторов. Предатели не лучше этого разбогатевшего сына, который отрекся от своей нищей старой любящей матери! И разве они не заслуживают проклятия и наказания! Вот что ждет всякого, кто изменит своему народу, своей родине! — говорит легенда. Она воспитывает, она грозно предупреждает.

Основное место в книге занимают два сказания, значительных и по содержанию и по размеру: «Сказание о мудром юноше, или Принц-Чародей» и «Герой Минахасы». (Минахаса - полуостров в северо-восточной части острова. Целебес(Сулавеси). ) Это, по существу, героические повествования. Но оба они резко отличаются от большинства произведений подобного жанра, характерных для фольклора других стран.

Герои индонезийских сказаний не ставят своей целью завоевание других народов, не ведут бесчисленных захватнических походов, кровавых схваток с соседними государствами. Они сражаются тогда, когда враг напал на их землю и вынудил поднять оружие. Так, например, Ленг-конг ведет поединок с Вантианом, как благородный воин. Выбив оружие, он отдает противнику свое, снова продолжает поединок и, победив врага, с гордостью восклицает: «Потомки горы Келабат — не убийцы, как ты!»

Герои индонезийских сказаний наделены, как и их иноязычные собратья, персонажи героических эпосов других народов, умом, храбростью, сказочной физической силой. Они решительны и мужественны, смело вступают в борьбу и сражаются на смерть. Но характерно, что они всегда пытаются сначала уладить дело миром. Вот почему Ленг-конг-Вуайя, по совету старейшины, идет навстречу вторгшемуся на земли народа Келабат врагу, идет один, а не с войском, чтобы попытаться без войны, дружбой, остановить нашествие.

Стремлением к миру, к доброму соседству народов проникнуто «Сказание о мудром юноше, или Принц-Чародей».

Таинственный герой Принц-Чародей хочет, «чтобы повсюду воцарился мир, потому что он несет с собой дружбу и спокойствие, процветание и счастье всех людей». И поэтому-то сказание заканчивается тем, к чему стремятся его герои, «страна Востока и страна Запада не будут больше воевать между собой, мир и дружба связывают их в единое целое!»

По своим художественным достоинствам «Сказание о мудром юноше» значительно интереснее, чем «Герой Минахасы». Оно более разнообразно по системе приемов, исполнено тончайшего лиризма и поэтичности.

Несколько непривычной будет для нашего читателя выспренность авторского слога, требуемая, впрочем, самим жанром. Однако своеобразие повествовательной манеры, необычность фантастических образов и событий определяют особую поэтичность индонезийских сказаний. В их прозаический текст зачастую органически включаются многочисленные стихи. Сказочные мотивы возникают с поразительной непосредственностью, как само собой разумеющееся. Герой, например, просто провел руками по своему телу и. стал невидимым. Или, пожелав, он вдруг тотчас начинает расти и превращается в великана. Превращение героев имеет свое внутреннее обоснование. Так, мы узнаем, что учитель Рае-Римае, раджа Серак Тасик и ряд других положительных героев сказания — это все тот же Принц-Чародей, лишь принимавший различные облики, что коварная служанка, богатый спорщик в петушином бою и другие отрицательные персонажи — это все те образы, в которые перевоплощался злой сын раджи Менан-Сендангана! Мотив сказочного перевоплощения имеет в своей основе реальную внутреннюю общность характеров всех этих внешне разных героев. По сути дела, сказание дает два реалистических типа — отрицательный и положительный, воплощая каждый из них в нескольких масках.

Характерно для стиля индонезийских фольклорных произведений звукоподражание. То шумит ветер, то крикнет сова. И хотя иной раз звукоподражания локальны и кажется, что дождь у нас не говорит: «Тери-тик-тик-тик. », но все же как бы прислушиваешься к звукам крупных капель тропического дождя, веришь в них так же, как и в то, что гонг, когда по нему ударяют, восклицает: «Гунг, гунг, гунг!»

«Сказание о мудром юноше» — это повесть о том, как индонезийский Ромео ищет свою Джульетту, только здесь героя зовут принц Герадус, а героиню — Норани.

Поиски возлюбленной — вечная тема у всех народов. Но здесь, в индонезийском фольклоре, она раскрывается с особой поэтической прелестью. Героические подвиги совершаются не силой оружия — раджу Унтэпан-ни-ендо победить силой оружия невозможно. «Победить его можно только силой Любви и Дружбы, которые покоряют сердца, как сияние полной Луны, радующее все живое на земле».

В образе принцессы Норани, такой прекрасной, что красота ее стала вечной приманкой для раджей, готовых силой оружия — войной! — завоевать прекрасную девушку, народ воплотил свою беспредельную любовь к родной земле — Индонезии.

Но народ верил — прекрасная Норани соединится со своим избранником, и тогда прекратятся войны, разобщенные индонезийские народы сольются в одну могучую семью: «Если объединятся раджи Севера и Юга, Востока, и Запада, если будут связаны они миром и дружбой, если будут царить среди них доверие и уважение друг к другу — как много счастья и покоя принесет это каждому человеку!» — мечтает главный герой сказания. Его дума — это дума всего индонезийского народа.

Вековая мечта трудовых людей, которую они воплощали в поэтических сказаниях и легендах, теперь сбылась. Индонезия сбросила оковы колониализма.

Рекомендуем ознакомится: http://skazka.mifolog.ru