Австралия, островной континент, разделяющий Индийский и Тихий океаны, в неоцене значительно сдвинулась к северу, войдя в зону экваториального климата. В связи с потеплением и расширением тропического пояса Земли юг Австралии и Тасмания, где зимой в горах выпадал снег, находятся теперь в климатической зоне, подобной современному Средиземноморью.
Север Австралии занимают теперь влажные тропические леса, а в центральной части континента господствуют сухие редколесья и саванны. Пустыня осталась только на юго-западе континента, занимая небольшие площади. Район солёных австралийских озёр на юго-востоке материка (озёра Эйр, Фром, Торренс и другие) превратился в океанский залив, берега которого богаты жизнью.
Животный мир Австралии претерпел значительные изменения и в неоцене больше напоминает мир доисторической Южной Америки: роль травоядных здесь играют плацентарные, а сумчатые представлены преимущественно хищными и всеядными формами, хотя есть и травоядные. Человек в значительной степени повлиял на фауну Австралии, когда завёз на этот материк хищников (лисиц, собак и кошек), грызунов, кроликов и верблюдов. Но судьба у этих видов была различной: хищные плацентарные вымерли от эпизоотии бешенства и чумы плотоядных, грызуны после исчезновения человека (их главного покровителя) стали не самой значительной частью фауны материка, кролики также стали излюбленной дичью для мелких и средних хищников материка. А вот верблюды заняли место травоядных вроде кенгуру, хотя наряду с ними есть и местные сумчатые травоядные. Лазящие животные (и хищники, и травоядные) - это исключительно сумчатые, как и все крупные плотоядные млекопитающие.
На границе саванны и сухих лесов на юге Австралии можно встретить как виды лесных местообитаний, так и обитателей саванны. Высокая трава покрывает возвышенности, а в речных долинах растут рощи деревьев. Ближе к заливу Эйр отдельные лесные массивы соединяются в единый протяжённый сухой лес, включающий листопадные и вечнозелёные виды растений, преимущественно эвкалипты и акации.
В траве под крупными куртинами злаков видны норы, а кое-где можно заметить и хозяев этих нор - кроликов. Они вполне узнаваемые, словно и не прошло 25 миллионов лет со времени, когда тысячи этих зверьков стали национальным бедствием для людей, населявших эти земли. Но сейчас такого изобилия этих зверьков не встретишь. Отряд зайцеобразные - довольно консервативная группа животных, и хотя в Старом Свете они добились большого эволюционного успеха, в Австралии другие животные отняли у них шанс, оставив им жалкий удел прятаться в норах и жить в страхе. И один из виновников этого вышел на охоту.
В траве мелькает коротконогий длиннотелый хищник - сумчатый горностай. Окраска позволяет зверю превосходно маскироваться в траве. А его нервные суетливые движения больше напоминают движения ящерицы, чем зверя. Принюхавшись, сумчатый горностай забегает в одну из нор, откуда через какие-то секунды доносится жалобный крик кролика. Из соседних нор выскакивают и убегают обитатели нор, которым сегодня удалось выжить.
Сумчатый горностай появляется из норы, держа в зубах молодого кролика. Этот зверь отлично приспособился к охоте на некогда завезённых давно вымершими людьми плацентарных млекопитающих. Его дальний предок - сумчатая мышь, она успешно промышляла обыкновенных мышей, завезённых людьми в Австралию, а позже её потомки стали успешно конкурировать с плацентарными хищниками. После вымирания от эпизоотий плацентарных хищных зверей сумчатые получили простор для эволюции.
Зубы сумчатого горностая легко разрывают живот кролика, и хищник наслаждается свежей пищей. Но ему придётся прервать своё пиршество: вдали слышны голоса других животных. Хищник подбирает остатки добычи и утаскивает их в траву.
Голоса приближаются, и через некоторое время недалеко от этого места из травы показываются один за другим другие обитатели Австралии - кускусы-лемуры. Пёстрые животные шагают на четырёх лапах, задрав вверх длинные хвосты. На спинах некоторых самок сидят подросшие детёныши, ухватившись хвостом за хвост матери.
Кускусы-лемуры живут на деревьях, и этот переход по траве для них вынужденный. Группа ищет новые места обитания, поскольку в их старом лесу ощущается нехватка пищи. Травы - не самое лучшее место для древесных животных, поэтому все звери настороже. Дойдя до места, на котором осталась кровь кролика, убитого сумчатым горностаем, вожак стаи, крупный коричнево-белый самец, останавливается, подаёт тревожный сигнал и обнюхивает траву и землю. Услышав отрывистый звук, остальные кускусы мгновенно опускают хвосты. Затем вожак поднимается на задние лапы и оглядывает окрестности. Заметив сумчатого горностая, жующего остатки кролика, он успокаивается: хищник мелковат для взрослого кускуса-лемура и к тому же занят пищей. Группа продолжает движение, и вскоре достигает участка леса, растущего в пойме небольшой реки. Здесь есть кустарники, деревья со съедобными листьями, множество насекомых и птичьих гнёзд - всё, что нужно для жизни кускусов.
Конкуренция с плацентарными видами, появившимися в Австралии благодаря людям, изменила сумчатых. Те, кому удалось выжить, за миллионы лет превратились из неуклюжих плюшевых увальней или глуповатых машин убийства в очень сообразительных, ловких и подвижных существ. Кускус-лемур - один из таких видов. Он стал больше похож на какую-то небольшую обезьянку: живёт тесными группами, ловко скачет по деревьям, осваивает новые виды корма, легко запоминает местность и источники пищи, обладает превосходной координацией движений.
Группа кускусов-лемуров ищет среди ветвей съедобную живность, внимательно оглядывая листья и цветки. Жирный жук, гусеница или таракан - прекрасное лакомство. Найдя крупное насекомое, кускус поедает его, держа в лапе, словно печенье. Детёныш, сидящий на спине матери, интересуется тем, что она кушает, и время от времени утаскивает у неё из лап вкусный кусочек. Некоторые малыши слезают со спины матери и сами пытаются ловить насекомых, подражая движениям взрослых. Большие глаза и стереоскопическое зрение помогают отыскать юркого таракана среди листвы и точным движением лапы изловить его.
Ещё одно лесное лакомство - нектар цветов. Найдя цветок, возле которого вьётся особенно много насекомых, кускус аккуратно наклоняет цветок к себе и вылизывает его серединку.
Вспорхнувшая птица может выдать, где находится её гнездо с яйцами или птенцами - тоже приятное лакомство.
Но есть животные, для которых лакомство - другие животные. И сейчас за кускусами-лемурами наблюдает пара глаз. Серое тело с чёрными полосками неслышно движется в листве, когтистые лапы мягко ступают на ветви, а по оскаленным клыкам стекает ниточка слюны. Самый свирепый хищник неоценовой Австралии вышел на охотничью тропу. Это сумчатая пантера, свирепостью и силой не уступающая льву, но ловкостью превосходящая леопарда.
Ничего не подозревающие кускусы-лемуры занимаются поиском пищи, как вдруг в лесу раздаётся пронзительный птичий крик: какая-то мелкая пичужка выдала присутствие хищника. Кускусы-лемуры настороженно замирают, и в тот же миг, ломая ветви, на них бросается огромный полосатый хищник. С пронзительными криками группа кускусов мчится по ветвям, а сзади их преследует голодная сумчатая пантера. Ей нужно поймать хоть одного кускуса: она голодна, а в её сумке сидит пара детёнышей, которым нужно молоко. Один детёныш кускуса-лемура при очередном прыжке матери вылетает из сумки и повисает в развилке сучьев. На секунду сумчатая пантера останавливается: она моментально съедает маленького кускуса, но это не может утолить её голод, и преследование продолжается, хотя хищница уже не бежит, а перескакивает с ветки на ветку быстрыми шагами.
Самец кускус пытается отвести хищницу: он отстаёт от стаи, переключая внимание сумчатой пантеры на себя. При этом самец издаёт громкие вопли и скачет по ветвям зигзагами, краем глаза наблюдая за реакцией сумчатой пантеры. Стая уходит в густые ветви, а самец отступает на тонкие ветки. Это его хитрость: кончиком хватательного хвоста он незаметно держится за соседнюю ветку. Полосатая охотница подступает всё ближе и ближе. Самец громко лает на неё, отступая всё дальше и дальше. Ветка под лапами сумчатой пантеры начинает угрожающе колебаться, и хищница не решается шагать дальше. И тогда кускус провоцирует её: он подступает к ней на шаг. Сумчатая пантера совершает роковую ошибку: она пытается ударить кускуса лапой. Пятнистый зверь уворачивается от сокрушительного удара когтей буквально в последний момент, зато сумчатая пантера, ломая ветви, сваливается на нижний сук. Кускус-лемур повисает на хвосте: страховка сработала. Раскачавшись, он перескакивает на другую ветвь и скрывается в листве.
Сумчатая пантера не разбилась: она упала передними лапами на толстую ветку, которая замедлила её падение. Охота на кускусов была явной ошибкой: эти звери слишком быстрые для неё, а съеденный детёныш кускуса лишь раздразнил аппетит, хотя и унял резь в желудке. И полосатая хищница выбирает место для новой засады: на ветвях дерева над тропой к водопою.
Фауна травоядных Австралии претерпела существенные изменения, когда человек завёз на этот материк плацентарных млекопитающих. За миллионы лет не все виды успешно прижились, некоторые виды вымерли вместе с людьми, но кое-кто остался. Среди видов, переживших катаклизмы конца голоцена, были одногорбые верблюды. Одичавшие и вольные, они легко пережили экологический кризис позднего голоцена и в неоцене дали много видов, приспособленных к самым разным условиям обитания. Появились верблюды горные. лесные и даже болотные. Но всё же в степях Австралии эти животные наиболее многочисленны. Там обитают как стада мелких изящных верблюжьих антилоп лептокамелюсов, так и небольшие семейные группы огромных верблюдов-жирафов долихокамелюсов. Остались и сумчатые травоядные - громадные длиннозубые вомбаты размером больше коровы. Эти одиночные сумчатые покрыты толстой шкурой, прокусить которую одним ударом не в состоянии даже самая голодная сумчатая пантера. Все эти травоядные поедают разную пищу: верблюжьи антилопы едят верхушки трав, вомбаты поедают коренья и клубни, добавляя к ним сочную прибрежную растительность, которой не питаются верблюжьи антилопы. А верблюды-жирафы смотрят на их пищевые пристрастия свысока: они кормятся на высоте 4 - 4,5 метра ветвями деревьев. Длинный сине-фиолетовый язык вытягивается ещё почти на полметра и действует в кроне дерева как рука, срывая нежные листочки и отправляя их в рот. Клиновидная голова позволяет протискиваться в самую гущу ветвей, а широко посаженные глаза дают почти круговой обзор с высоты верблюжьего роста.
Стадо верблюдов-жирафов не спеша объедает деревца, проходя по австралийской саванне. Этим великанам почти некого бояться, поэтому они позволяют себе праздность: молодой верблюжонок заигрывает со взрослыми, и одна почти половозрелая самка принимает его предложение играть. Звери наперегонки скачут по саванне размашистым галопом, задрав хвосты. Из-под их ног выскакивает сумчатый горностай: его охота безнадёжно сорвана.
В это время глава семейства, крупный самец высотой более 4 метров, поедает листья дерева недалеко от реки. Потянувшись за особенно сочными листьями, растущими прямо над его головой, зверь задирает голову и неожиданно краем глаза замечает, что с соседней ветки почти в упор на него глядит самка сумчатой пантеры, готовая прыгнуть на его голову. Громко заревев, огромный верблюд-жираф отскакивает от дерева и отбегает иноходью на открытое место. Вслед за ним бегут его жёны и дети. Разыгравшаяся парочка верблюжат изо всех сил спешит к родным. Самец раздувает ноздри и бьёт передними ногами по земле. На открытом пространстве он непобедим: наземный враг отступит под ударами его ног. А вот среди деревьев, где нет пространства для манёвра, он не любит оставаться в присутствии крупного хищника.
Засада сумчатой пантеры обнаружена, и среди зверей возникла совершенно не нужная ей тревога. Хищница спрыгивает на землю и покидает эту рощу. Но на тропе, ведущей к водопою, она неожиданно сталкивается едва ли не нос к носу с самцом длиннозубого вомбата. Этой встречи менее всего желают оба этих зверя: сумчатой пантере не одолеть плотно сложенного великана, а тому совсем не интересно сцепляться с могучим хищником. Оба животного демонстрируют друг другу свои лучшие качества, надеясь, что противник отступит. Вомбат разевает рот, показывая бивни, роет ими землю и топает передними ногами. Сумчатая пантера, понимая, что не сможет противостоять грубой силе, оглушительно визжит и разевает пасть, в которой видны мощные длинные клыки. При этом пантера отступает, а затем резко разворачивается и бросается наутёк. В другое время она могла бы броситься на бронированного великана и просто перескочить через него, но сейчас в её сумке - детёныши, и мать не может рисковать их жизнями.
Ночь в саванне проходит под треск сверчков и цикад. Кускусы-лемуры спят на вершине дерева в скоплении густых ветвей - так их не схватит сова или иной ночной убийца. Верблюды-жирафы дремлют неглубоким сном, стоя на открытом месте подальше от деревьев. Время от времени то один, то другой опускает голову на спину и несколько минут проводит в очень глубоком сне. И лишь сумчатая пантера в своём логове среди кустарников беспокойно ворочается во сне. Крошечный кускус, птенцы из пары птичьих гнёзд и несколько жуков, один из которых оказался страшно горьким - не лучший обед для большого хищника.
Утро застаёт сумчатую пантеру на том же дереве над тропой к водопою. Она подстерегает других обитателей саванны - мелких верблюжьих антилоп лептокамелюсов. Большое стадо этих изящных животных со странными белыми хохолками на головах неспешно шагает к водопою. По дороге то одна, то другая верблюжья антилопа срывает стебель травы. По тропе движется колонна этих зверей: у сумчатой пантеры есть богатый выбор добычи. И он пал на крупного пожилого самца. Он степенно шагает в стороне от общего потока лептокамелюсов, выискивая особенно вкусные травы. И один стебелёк, увиденный им под деревом, стал последним, что видел в жизни этот лептокамелюс.
Словно серая молния, огромная сумчатая пантера сорвалась с дерева и обрушилась всей мощью на медлительного лептокамелюса. Огромные клыки раскусили его шейные позвонки, а когтистые лапы разорвали живот. Опытный зверь, не раз обгонявший и оставлявший позади себя хищников на равнине, умер почти мгновенно.
Стадо верблюжьих антилоп разбегается в стороны: страх пересилил жажду. А сумчатая пантера поволокла добычу на дерево - решимость оставить добычу за собой придала ей силы. И уже среди ветвей хищница принялась жадно поедать тушу. Её длинные клыки не позволяют дочиста обгладывать кости, и на долю мелких хищников всё же остаётся немного мяса. Это прекрасно знает сумчатый горностай. Несколько изящных коротконогих зверей уже залезло на дерево и ожидает окончания пира сумчатой пантеры.
Набив желудок мясом и потрохами до отказа, пантера почувствовала нахлынувшую на неё усталость. Несколько голодных дней, неудачи, встречи с сильными противниками измотали её до предела, и хищница провалилась в глубокую пропасть сна. Последнее, что она увидела слипающимися от усталости глазами, были несколько жёлтых зверьков с полоской на спине, которые бросились теребить остатки висящей среди ветвей туши. Усталый хищник - плохой охотник, и сумчатая пантера оставила клочки мяса на растерзание маленьким нахлебникам во имя будущих удачных охот.
Прошло три месяца. Сухой сезон за это время сменился влажным, а у сумчатой пантеры детёныши покинули сумку и уже всё больше становятся самостоятельными. Это два самца: их головы более тёмные, чем у самок. Они уже не сосут молоко, а питаются свежей добычей и пытаются охотиться сами. Иногда их добычей становятся мелкие птицы и ящерицы, иногда - кролики. Это, конечно, освобождает их мать от необходимости часто охотиться, но всё равно это нужно - малыши должны быстро расти, а сами себя они пока не прокормят. Сумчатые пантеры живут в логове среди поваленных стволов деревьев на краю леса и саванны. Кусты дают тень и укрытие, а саванна - место, где пасётся дичь и можно удачно поохотиться.
Мать ушла охотиться, а её малыши играют, таская в зубах и отнимая друг у друга старое высохшее крыло птицы. Они выскочили из кустарников и теперь валяются и борются в траве, восторженно рыча. И они не замечают опасности, которая сама нашла их.
Грозное урчанье откуда-то сверху останавливает игру малышей сумчатой пантеры и заставляет их оглядеться. Первое, что они видят - это ноги, огромные длинные ноги, каждая с парой мощных копытообразных когтей и ступнёй-лепёшкой. На головокружительной высоте над малышами оказалось огромное туловище, и оттуда, с высоты ветвей спустилась странная широколобая голова с длинной мордой и расставленными глазами. И раскатистое урчанье доносилось именно изо рта этой головы.
Самец верблюда-жирафа вдохнул запах притихших детёнышей сумчатой пантеры, и в его голове созрела примитивная мысль: «Маленький, но пахнет, как враг. Это враг, но маленький и слабый. Его можно победить!»
И огромный самец верблюда-жирафа, заревев во всё горло, стал наступать на детёнышей сумчатой пантеры. Его родня присоединилась к главе семьи, словно упиваясь безнаказанностью и лёгкой победой. Громадные звери угрожающе мотали головами и топали передними ногами. И когда самец верблюда-жирафа встал на дыбы и его ноги ударили по земле совсем рядом с детёнышами, полосатые малыши заверещали криком, полным ужаса.
Трудно сказать, предполагал ли громадный верблюд-жираф, что такие маленькие существа могут так громко кричать. И это остановило его, но лишь на несколько секунд. Его замешательство, возможно, спасло малышам жизнь. Они успели скрыться в траве, но это ненадолго остановило великана. Ему были прекрасно видны два полосатых существа, удиравших во весь опор в высокой траве. Верблюд-жираф был поглощён жаждой преследования, и весь остальной мир перестал для него существовать.
Но мир напомнил ему о себе самым страшным образом: громадное полосатое тело врезалось в его правый бок, съехало вниз, прочертив множество глубоких шрамов по его плечу и боку, и отскочило в сторону. Между злобным верблюдом и насмерть перепуганными полосатыми малышами оказалась их мать - разъярённая сумчатая пантера. Видя её решимость драться, семейство верблюдов-жирафов начало отступать, оставляя самца-предводителя в одиночестве. Да и его агрессия моментально угасла, когда появились боль и страх. Он начал отступать, фыркая и топая левой передней ногой. Правая нога плохо слушалась его, по ней текла струя крови, пропитывая шерсть и вызывая своим запахом страх у его семьи. Пантера не пыталась преследовать его: она стояла, вздыбив шерсть на спине и шлёпая хвостом по траве, а возле её задних ног жались два полосатых детёныша.
Прошло ещё полгода. Влажный сезон подошёл к концу, его сменил сухой и прохладный. Стада, прежде пасшиеся далеко в саванне, стали больше времени проводить вблизи рек. В небольшом озерке самка длиннозубого вомбата и её подросший детёныш выкапывают в грязи корневища кувшинок и поедают их с хрустом и чавканьем. Стадо лептокамелюсов спускается к озеру на водопой и звери один за другим жадно пьют, кося глазами на клыкастых здоровяков. Деревья ещё свежи и зелены, но стоит засушливому сезону продлиться немного дольше, как больше половины листьев опадёт. И верблюды-жирафы стараются не упустить возможность и наедаются впрок. Их широкие плоские горбы на плечах похожи на подушки, набитые жиром. Стадо, которое и в прошлые годы паслось возле этого озерка, теперь возглавляет молодой сильный самец, пришедший сюда пару месяцев назад. Но недалеко от стада, в тени деревьев всегда бродит другой самец - более старый. На его правом боку - следы заросших страшных шрамов, а передняя правая нога не сгибается и больше похожа на костыль: мускулы на ней иссохли и атрофировались. А двое прямых виновников этого состояния огромного травоядного зверя прячутся в траве неподалёку - это два молодых роскошных самца сумчатой пантеры. Им по одиннадцать месяцев, они ещё не созрели для создания собственных семей, поэтому пока они держатся вместе. Они уже стараются не показываться на глаза своей матери и живут на краю её территории, изредка забредая на водопой для утоления жажды и поохотиться. И сейчас они именно охотятся.
Неизвестно, помнят ли они того хромого самца верблюда-жирафа, но сейчас, похоже, их роли в спектакле жизни поменялись: из гонимых они стали преследователями. Самцы выслеживают хромого изгоя и пытаются отрезать его от стада. Это легко: новый вожак не подпускает отверженного к его бывшим жёнам, ревёт и пытается укусить, если хромой старик перейдёт невидимую границу вокруг стада.
Полосатые охотники замерли, когда в очередной раз молодой вожак выгнал старого зверя из стада, сопровождая нападение рёвом. И когда хромой верблюд зашагал к деревьям, две серых молнии бесшумно прыгнули на него из травы. Один из самцов вцепился в хребет великана и прокусил его, лишив подвижности задние ноги верблюда-гиганта, а второй в это время разорвал клыками основание шеи жертвы. Затем оба самца сумчатой пантеры быстро отступили и стали ждать. Несколько секунд верблюд стоял неподвижно и тихо стонал от боли, а затем грудью рухнул в траву. Стадо его сородичей отбежало в сторону и остановилось вдали, принюхиваясь и опасливо глядя на пирующих хищников. А в траве уже собирались сумчатые горностаи, ожидая своей доли на пиру жизни и смерти.
Восточные границы Австралии омывает Тихий океан. Он постепенно становится всё уже и уже: Атлантика расширяется и Северная Америка уже вплотную приблизилась к Азии. Но до исчезновения этого океана ещё десятки миллионов лет, и он ещё поражает богатством жизни.

Кускус-лемур (Phalangeropsis lemuroides)
Отряд: Сумчатые (Marsupialia)
Семейство: Сумчатые лемуры (Phalangeropsidae)
Место обитания: редколесья на юге Меганезии, окраины области саванн.

Рисунок Евгения Хонтора

Рисунок Павла Волкова - первоначальный
вариант изображения

Разнообразные сумчатые животные Австралии и Новой Гвинеи в эпоху человека оказались перед лицом новой опасности – в местах их обитания поселились новые животные, различные представители плацентарных млекопитающих, завезённых человеком. Часть видов сумчатых не выдержала конкуренции с ними и вымерла, а выжившие виды вышли на качественно новый уровень развития – они стали значительно умнее и подвижнее по сравнению с предками, известными в эпоху человека. Среди них появились новые группы, неизвестные в эпоху человека. К таким животным принадлежат сумчатые лемуры – ловкие и подвижные животные, похожие на обезьян.
Типичный представитель этого семейства – кускус-лемур, потомок одного из видов кускусов (Phalanger). Он обитает в редколесьях южной части Меганезии и является экологическим аналогом мартышек эпохи голоцена. Это некрупное всеядное сумчатое размером немного больше домашней кошки. Кускус-лемур живёт группами по 5 – 10 взрослых особей под предводительством доминирующего животного (в разных группах лидером может быть самка или самец). По сравнению с предками он лазает по деревьям гораздо лучше: лапы кускуса-лемура длиннее и подвижнее. Пальцы животного цепкие, а кисть и стопа специализированы к хватанию. Основания пальцев соединены эластичными связками; пальцы образуют две противопоставляющиеся группы: I + II и III + IV + V (похожее строение имеют кисть и стопа хамелеона). Хвост кускуса-лемура длинный, хватательный, сверху покрытый шерстью, снизу голый. Животное умеет бегать по очень тонким веткам, цепляясь всеми четырьмя лапами, повисает на хвосте, может совершать прыжки с дерева на дерево на расстояние около 10 метров.
Голова кускуса-лемура округлая, с укороченной мордой; уши короткие, почти полностью скрытые в шерсти. Глаза большие, радужная оболочка красно-оранжевая; зрение цветное и бинокулярное.
Окраска тела очень изменчивая, пятнистая. Цвет шкуры у разных особей варьирует от серо-белого с коричневыми пятнами до коричневого с редкими белыми пятнами на животе. Хвост белый с чёрным кончиком, его положением животное может сигнализировать о своём настроении. Также для общения в группе животных служит голос, богатый разнообразными сигналами. Звуковой язык кускуса-лемура включает свист, лай, шипение и чириканье.
Эти звери питаются разнообразной пищей: листьями, плодами, насекомыми и прочими беспозвоночными, рептилиями и лягушками, яйцами и птенцами птиц. Обычно кускусы-лемуры живут на деревьях, но при недостатке пищи (обычно в сухой сезон) могут совершать переходы по земле в новые места обитания и искать корм на земле.
Сумка у этого животного развита слабо, и представляет собой кольцевую складку кожи вокруг сосков. Детёныши (в выводке их бывает 6 – 8) держатся лапами за эту складку и за шерсть матери. В возрасте 2 месяцев выжившие детёныши (к этому времени их остаётся не более 3 – 4) перебираются на спину матери и держатся хвостами за основание её хвоста. В возрасте 5 месяцев детёныши становятся самостоятельными, и в это время молодые самцы изгоняются из группы. Они образуют разновозрастные группы холостяков, в которые постепенно переходят самки из различных семейных групп. Молодые самки остаются в родительской группе на несколько месяцев дольше, чем самцы; их изгоняют зрелые самки группы во время сезона спаривания.
Половая зрелость у кускуса-лемура наступает в возрасте 1 года, а продолжительность жизни бывает не более 15 лет.

Длиннозубый вомбат, ямути (Odontovombatus trachydermus)
Отряд: Сумчатые (Marsupialia)
Семейство: Вомбаты (Vombatidae)
Место обитания: Меганезия, равнинные биотопы – от редколесий до болот.


Рисунок Тима Морриса

Рисунок Павла Волкова - первоначальный
вариант изображения

В плейстоцене и раннем голоцене среди австралийских сумчатых было несколько очень крупных форм – Diprotodon, Zygomaturus, Palorchestes, и некоторые другие. Появление этих животных показывает, что у сумчатых нет принципиальных ограничений для эволюции крупных форм. Очевидно, причиной исчезновения этих животных послужили одновременно ухудшение климата, который стал более сухим, и преследование со стороны первобытного человека. После исчезновения человека у сумчатых появилась возможность вновь прорваться в крупноразмерный класс, конкурируя с потомками завезённых в Австралию плацентарных.
Крупнейшим сумчатым животным Меганезии является ямути, или длиннозубый вомбат. Это гигантское наземное сумчатое животное является потомком австралийских вомбатов (Vombatus). Благодаря подземному образу жизни вомбаты имели защиту от многих плацентарных хищников, завезённых человеком, и после исчезновения людей смогли выжить и эволюционировать. Потомок этих животных увеличился в размерах, сменил частично роющий образ жизни на полностью наземный и стал более агрессивным.
Телосложением ямути напоминает ископаемых дипротодонов (Diprotodon) и носорогов. Длина тела ямути достигает 3 метров, и взрослый зверь может весить до тонны (в мифах австралийских аборигенов ямути – гигантское животное, очевидно, дипротодон). У животного крупная голова, короткие челюсти и сильные, постоянно растущие зубы, приспособленные для пережёвывания жёсткой травы. В нижней челюсти животного имеются бивни – вторая пара мощных резцов, направленных вперёд. При закрытом рте их концы торчат наружу. Корни бивней проходят вдоль всей челюсти, благодаря чему бивни способны выдерживать большие нагрузки. Они используются для раскапывания земли в поисках корней и вырывания пучков травы. При возможности животное охотно кормится близ озёр, выкапывая на мелководьях корневища тростника и кувшинок. В случае нападения ямути использует бивни как страшное оружие, способное проломить череп хищнику. Также для защиты от крупных хищников Меганезии зверю служит плотная шкура-панцирь, покрывающая плечи и спину; толщина шкуры в этих местах может достигать 6 – 8 см, и её невозможно прокусить. Шерсть короткая, на боках и голове каштановая, на хребте проходит продольная чёрная полоса, вдоль внешней стороны каждой лапы – вертикальная чёрная полоса, доходящая до хребта. На морде над глазами есть пара больших белых пятен. Хвост короткий.
Сумка хорошо развита, открывается назад. В ней расположена пара сосков.
Ямути – одиночное животное, но во время миграций, связанных с периодическими засухами, собирается в большие стада (до сотни особей). В брачный сезон самец и самка держатся несколько недель семейной парой и кормятся вместе. Беременность длится всего лишь 12 дней; рождается всего 1 – 2 детёныша один раз в 2 года. Они проводят очень долгое время (до 8 месяцев) в сумке. Если у самки родилась двойня, то один детёныш, как правило, не выживает. По достижении этого возраста детёныш начинает пастись рядом с матерью, но примерно до годовалого возраста сосёт молоко, засовывая голову в сумку. Самка охраняет детёныша до того, как ему исполнится полтора года. В это время молодое животное интенсивно растёт и набирает вес до 200 кг. Половая зрелость наступает в возрасте 4 лет.

Сумчатый горностай (Mustelogale dolichocranus)
Отряд: Сумчатые (Marsupialia)
Семейство: Хищные сумчатые (Dasyuridae)
Место обитания: Меганезия, лесистые участки саванн, редколесья, кустарниковые заросли.

Рисунки Евгения Хонтора

Рисунок Павла Волкова - первоначальный
вариант изображения

Среди мелких хищников Австралии эпохи голоцена были широко распространены сумчатые мыши. Эти животные успешно конкурировали с мелкими плацентарными, завезёнными человеком. Эволюция подхватила это направление развития, и в эпоху неоцена в Меганезии появилось много потомков этих животных – хищников мелкого и среднего размера. Одни из них – сумчатый горностай, потомок плоскоголовой сумчатой мыши (Planigale subtilissima). Мелкие размеры и хищнический образ жизни позволили этому животному достичь успеха в эволюции: сумчатый горностай питается преимущественно потомками завезённых в Австралию плацентарных грызунов – мышей и крыс.
Это длиннотелое хищное животное небольшого размера – длина туловища до 20 см, хвоста – 15 см, высота в плечах около 6 см. Лапы животного короткие, пальцы с хорошо развитыми когтями; животное способно без труда залезать на высокие деревья, хотя чаще охотится на земле и в норах грызунов. Голова плоская и вытянутая вперёд, лицевой отдел короткий, мозговой отдел длинный и низкий. Зубы остроконечные, с режущими кромками.
Окраска шерсти соломенно-жёлтая с размытой продольной коричневой полосой по хребту, кончик хвоста тёмный, брюшко светлое.
Сумчатый горностай охотится на рептилий, небольших грызунов и сумчатых. Также он способен поедать крольчат, и при случае нападает на птиц значительно большего размера, чем он сам. Бывает, что этот хищник загрызает атакованную птицу уже в воздухе, и падает на землю вместе с добычей. Изредка сумчатый горностай подбирает остатки добычи крупных хищников. Из-за мелких размеров зверь имеет очень быстрый обмен веществ, и вынужден искать корм большую часть дня. Он съедает за сутки пищи в количестве, равном примерно половине собственного веса.
Сумчатые горностаи ведут одиночный образ жизни. Самец и самка встречаются только на время спаривания, и самка самостоятельно выращивает потомство. В отличие от предковых форм, сумка у этого животного хорошо развита и открывается назад. У самки рождается до 8 – 9 мелких недоразвитых детёнышей, но из них выживает и дорастает до самостоятельности не более 2 – 3: при недостатке пищи детёныши, которых самка оставляет в укрытии, могут поедать более слабых собратьев. Детёныши находятся в сумке только две недели, и далее самка оставляет их в гнезде на время охоты. Детёныши развиваются быстро: в возрасте 3 месяцев они становятся полностью самостоятельными и покидают мать, а в 5 месяцев достигают размера взрослой особи и становятся половозрелыми. За год у самки бывает не более 3 выводков, но в годы с обильной добычей она успевает вырастить четыре помёта. Эти звери живут недолго: только 3 – 4 года.

Сумчатая пантера (Phascothera lethalis)
Отряд: Сумчатые (Marsupialia)
Семейство: Хищные сумчатые (Dasyuridae)
Место обитания: редколесья и саванны юга и востока Меганезии, мангровые заросли по берегам залива Эйр.

Рисунок Евгения Хонтора

Рисунок Павла Волкова - первоначальный
вариант изображения

Предком этого свирепого сумчатого хищника была тафа, или сумчатая крыса (Phascogale tapoatafa), жившая в Австралии в эпоху человека. Исследователи ещё со времён Брема отмечали значительную кровожадность и хищнические наклонности этого зверька. Конкуренция с плацентарными хищниками в эпоху человека способствовала отбору наиболее сообразительных животных. В итоге данная линия эволюции привела к формированию в неоцене самого свирепого и успешного сумчатого хищника – сумчатой пантеры.
Сумчатая пантера – крупнейший хищник Меганезии в эпоху неоцена. Это млекопитающее достигает размеров льва: длина тела (без хвоста) до 2 метров, длина хвоста около 1 метра, вес – до 220 – 230 кг. Пропорциями животное напоминает длинноногую кошку. Голова сумчатой пантеры короткая и широкая, с укороченной мордой. Глаза обеспечивают острое стереоскопическое зрение. Клыки в верхней челюсти мощные и длинные, они несколько выдаются наружу из закрытого рта. Лапы длинные, с мощными невтяжными когтями.
Окраска тела серая с поперечными чёрными полосами на крупе (как у сумчатого волка Thylacinus) и лапах, живот белый. Хвост покрыт короткими серыми волосами, на его конце густая кисточка чёрных волос. Верх головы и переносица тёмные.
Сумчатая пантера – активный и опасный хищник. Она питается крупными наземными животными, но при неудачной охоте может съесть практически любую добычу – вплоть до мелких рептилий и лягушек. Она подстерегает добычу разными способами: нападает прыжком с дерева, растущего над звериной тропой, ожидает в засаде у водопоя, охотится из наземной засады, открыто преследует стадо и убивает ослабевших и отставших животных. Этот хищник живёт в одиночку, контролируя строго охраняемую территорию. Её границы маркируются помётом и небольшим количеством мускусных выделений. По утрам в местах обитания сумчатых пантер часто слышатся их голоса – долгое низкое ворчание. Так каждое животное заявляет соседям о правах на территорию. Только в брачный сезон самцы заходят на соседние территории самок. На некоторое время взрослые животные образуют пару и охотятся вместе на территориях обоих животных. После спаривания, почувствовав наступление беременности, самка прогоняет самца. Вне сезона размножения вместе охотятся только самка и подросшие детёныши, либо молодые животные, только что покинувшие мать. За год бывает один выводок; как правило, самка рождает не более 5 детёнышей, обычно меньше. Сумка развита хорошо и открывается назад. Детёныши остаются в сумке до достижения ими веса 250 – 300 граммов. Покинувшие сумку детёныши находятся в логове, которое самка устраивает на земле, среди скал или в поваленных деревьях. В возрасте 3 месяцев они учатся охотиться на подраненную добычу, позже участвуют в охоте вместе с матерью.
6 – 7-месячные детёныши покидают мать и первое время держатся группой. Позже они начинают относиться друг к другу агрессивнее, и группа распадается. Это время является критичным для их выживания: многие молодые сумчатые пантеры гибнут от взрослых, защищающих свои охотничьи угодья, а также от истощения. Выжившие животные в возрасте 3 лет становятся половозрелыми и могут прожить до 30 лет.

Верблюжья антилопа (Leptocamelus gracilis)

Отряд: Мозоленогие (Tylopoda)
Семейство: Верблюдовые (Camelidae)
Место обитания: равнины и редколесья Меганезии.
В результате деятельности человека видовой состав австралийской фауны сильно изменился. Так, на материк оказались намеренно или случайно завезены представители различных групп плацентарных млекопитающих. После исчезновения человека часть видов, бывших его спутниками (синантропные виды) вымерла, но некоторым удалось приспособиться к жизни в природе. Среди них были и одногорбые верблюды (Camelus dromedarius). Неизвестные науке в диком состоянии, они быстро дичали и отлично приспосабливались к жизни в экстремальных условиях. Эта выносливость и позволила им пережить массовое вымирание, и впоследствии стать одной из успешно выживающих групп животных неоцена Меганезии. Среди их потомков – массивные бегающие верблюды кабаллокамелюсы и различные верблюжьи антилопы – грацильные аналоги антилоп.
Верблюжья антилопа – мелкий вид верблюдов, приспособившийся к жизни на открытой местности и способный к быстрому бегу. Эти животные обитают стадами до 50 – 80 голов (обычно меньше) на открытой местности и в редколесье. Верблюжья антилопа питается травой и листьями кустарников, и может долгое время не пить, довольствуясь влагой, содержащейся в пище.
Рост взрослого животного в плечах около 1 метра, вес – до 50 кг. Ноги длинные и мускулистые; животное может развивать скорость до 70 км/ч на короткой дистанции. Концевые фаланги пальцев маленькие; копытца больше, чем у верблюдов эпохи человека. Во время бега основная нагрузка ложится на них. Характерного для верблюдов горба на спине у верблюжьих антилоп нет. Шея относительно длинная и подвижная; голова небольшая, клиновидная, лицевой отдел черепа удлинённый. Из органов чувств у этих животных особенно хорошо развиты зрение и обоняние.
Шерсть верблюжьей антилопы короткая, одноцветная, коричневато-жёлтая. На темени растёт пучок длинных белых волос, у самцов он более развитый, чем у самок. Хвост короткий.
В стаде этих животных присутствуют как самцы, так и самки. Вне сезона размножения эти животные терпимо относятся друг к другу, и в стаде нет определённого лидера. Но в брачный сезон самцы начинают выяснять отношения и устанавливать иерархию. Самец-победитель собирает гарем из 12 – 15 самок, и в течение нескольких дней охраняет их от прочих самцов. По окончании брачного сезона стадо вновь объединяется, и иерархия распадается.
Темп размножения у верблюжьих антилоп ниже, чем у их «настоящих» парнокопытных прототипов. У самки рождается пара детёнышей один раз в 2 года. Детёныши по окраске не отличаются от взрослых особей. Они очень развитые и через 3 часа после рождения способны следовать за стадом. До 6 месяцев они питаются в основном материнским молоком, постепенно переходя на растительную пищу. Половая зрелость у этих животных наступает в возрасте 4 лет.
В горах Меганезии обитает близкий вид этого рода – горная верблюжья антилопа. которая отличается более густой шерстью, особенностями окраски и поведения.

Верблюд-жираф (Dolichocamelus altus)
Отряд: Мозоленогие (Tylopoda)
Семейство: Верблюдовые (Camelidae)
Место обитания: равнины и редколесья Меганезии.

Рисунок Евгения Хонтора

Рисунок Павла Волкова - первоначальный
вариант изображения

В плейстоценовой мегафауне Австралии самыми высокими травоядными животными были крупные кенгуру (Procoptodon, Protemnodon) и гигантские нелетающие птицы – дроморнисы (Dromornithidae). После появления в Австралии человека и последовавшего за этим вымирания представителей мегафауны экологическая ниша рослых листоядных животных осталась свободной. После исчезновения человека в фауне Меганезии вновь появились крупные виды животных. Кроме местных видов в борьбу за экологическую нишу рослого листоядного вида включились потомки завезённого человеком одногорбого верблюда. И они победили: кенгуру не могут стать слишком крупными из-за специализации к движению прыжками, а размер птиц ограничивается размером их яиц – в крупном яйце дыхание эмбриона затрудняется. Верблюды свободны от этих ограничений, и именно среди них в неоцене появился гигантский листоядный вид.
Неоценовый верблюд-жираф представляет собой гигантское животное, идеально приспособленное для объедания листьев и веток с высоких деревьев. Это зверь высотой до 4 метров превосходит доисторического североамериканского Alticamelus. Самец меганезийского верблюда-жирафа массивнее и выше самки. На верхней части плеч и в начале спины у этих верблюдов имеется широкий плоский жировой горб – запас питательных веществ и метаболической воды на случай засухи, которая изредка случается в саваннах Меганезии. Шерсть животного густая и короткая, тёмно-коричневого цвета с продольными желтоватыми полосами на шее, крупе и ногах. Длинный хвост верблюда-жирафа используется как мухобойка. Ноги этого зверя длинные, но животное бегает сравнительно медленно (максимальная скорость около 40 км/ч). Концевые фаланги пальцев образуют широкую «подушку», которая помогает передвигаться по мягкому грунту. Верблюд-жираф может активно защищаться от крупных местных хищников ударами ног и укусами. В стаде животное становится особенно смелым: объединившись, семейная группа верблюдов-жирафов может прогнать даже сумчатую пантеру, крупного местного хищника. Одинокое животное, напротив, очень осторожно и пугливо.
Это копытное хорошо приспособлено для питания листьями. Шея верблюда-жирафа длинная и подвижная, а лобастая голова имеет клиновидную форму и позволяет легко проникать в гущу кроны дерева. Губы и язык покрыты плотной кожей, которая защищает от уколов шипами акаций, а язык очень длинный и гибкий (вытягивается на 40 см изо рта) – с его помощью верблюд-жираф срывает листья и даже подтягивает к губам ветки дерева. Этот вид травоядных, однако, не умеет использовать в пищу эвкалиптовые листья, в которых накапливается много эфирных масел и даже синильная кислота. Поэтому верблюд-жираф не конкурирует с местными травоядными птицами – ложными моа различных видов, потомками страусов эму.
В саваннах Меганезии верблюды-жирафы бродят семейными группами по 5 – 9 животных, включающими самца, половозрелых самок из его гарема, а также нескольких подростков или детёнышей. Самка приносит потомство 1 раз в 2 года. В помёте всего лишь один детёныш, покрытый тёмной шерстью без полос. Новорождённый детёныш этого вида ростом около полутора метров. Он хорошо развит, и уже через полчаса после рождения может следовать за группой. Детёныш долго зависит от матери. Он питается молоком до 10 месяцев, хотя при этом уже с первых недель жизни пробует листья с кустарников. В возрасте двух лет он уже самостоятелен. Половая зрелость у самок наступает к 5 годам, у самцов – с 4 лет. Верблюд-жираф может прожить до 50 лет.

Рекомендуем ознакомится: http://sivatherium.narod.ru