Становление крупного промышленного производства в России

Говоря о формировании в России крупной промышленности, еще раз подчеркнем, что инициатива в создании крупной индустрии, принадлежала государству, с XVII в. предпринимавшему спорадические попытки основать ряд заводов общегосударственного значения. Массовый характер эта практика принимает в царствование Петра I с конца 1690-х годов. Наиболее показательно в этом отношении развитие металлургии. Один из первых законодательных актов в этой сфере – учреждение в 1700 г. в Москве Рудного приказа и принятие первого Горного узаконения, согласно которому не только казне, но и всем желающим разрешалось «приискивать» руды на землях любого владельца, а нашедшему предписывалось объявлять об этом в Рудном приказе за вознаграждение. В течение первых двух десятилетий XVIII в. в России было построено заводов железоделательных 26, медных 5, серебряных 1, кроме того в Казанской и Московской губерниях насчитывалось соответственно 36 и 39 ручных горнов. В 1719 г. в указе Петра I подтверждалось право всем желающим, независимо от» чина и достоинства» во всех местах «как на собственных, так и на чужих землях» искать, копать, плавить всякие металлы.

желанию в Берг-Коллегии можно было испросить разрешение на строительство завода. Под строительство рудника и завода отводилась земельная площадь в 250 кв. саженей, независимо от воли владельца земли. Заводовладелец обязывался лишь выплачивать владельцу земли определенную долю от произведенного. Право на использование другими источниками полезных ископаемых, лесами частным промышленником должно было специально испрашиваться. В XVIII в. происходит закрепление за заводами колоссальных земельных владений и установление фактической монополии горнозаводчиков на леса и недра в горнозаводском районе. Тенденция к созданию огромных земельно-лесных владений обусловливалась в значительной степени свойствами древесноугольной металлургии. Методы ведения лесного хозяйства и тогдашние топливные коэффициенты предопределяли потребность в больших количествах древесного топлива, и соответственно, ведения заготовок на огромных площадях. Нередки были и конфликты, когда тот или иной промышленник пытался возить руду из мест, «которых ему в даче нет», что незамедлительно пресекалось в административном порядке.

С частных заводов взималась в казну пошлина в размере десятой части от производственной продукции (первоначально в натуральном выражении). Для ограждения интересов казны частные заводчики не допускались в места, прилежащие к казенным заводам. За частными заводами поручалось «смотреть» горному начальству, ведавшему казенными заводами, - чтобы их «по надлежащему строили», и «негодного железа и нечистой меди в продажу не употребляли».

Этапным стал указ Анны Иоанновны от 26 июня 1739 г. (т.н. Берг-Регламент). Подтвердив обязательность отвода под завод 250 саженей, указ в то же время предписывал «охочим людям отводить места по усмотрению, сколько к которому заводу запотребно признано будет…»; заводы разрешалось строить на дворцовых, сизодальных, помещичьих, монастырских и землях государственных крестьян, уплачивая владельцу земли 2% от стоимости произведенного металла. В 1744 г. решением Сената отводиться могла уже такая площадь, лесов с которой хватало бы на 60-летнее действие (имело силу до 1780-х, когда было запрещено отводить казенные леса к частным заводам).

С 1750-х годов происходит закрепление определенных территорий (прежде всего лесов) и казенными заводами. Ранее эти земли отводились к заводам в соответствии с предписанием первого горного начальника В. де-Геннина. «И при котором заводе руды будут пресекаща и леса вынимаща, на то б место заранее приисканы были руды и места з довольными лесами, где б можно построить другой завод… И заводы… чтоб строены были бережения лесов, дабы не могли вскоре искоренятся, завод к заводу не во близости».


С 1739 г. начинается массовая передача казенных заводов в частные руки. Происхождение Алапаевского, Сысертского, Верх-Исетского посессионных округов связано с раздачей казенных заводов в начале второй половины XVIII в. (и с позднейшими прирезками земель). Вообще правительство охотно шло на «пособие землями и людьми» для заводов. Наряду с пожалованиями и отводами земельисточником образования крупных земельных владений являлась и «покупка» за бесценок башкирских земель, что по существу являлось легализованным захватом (так для Белорецкого завода в 1762 г. было куплено 300 тыс. дес. за 300 руб.; для Нязепетровского в 1754 г. 70 тыс. дес. за 30 руб.; для Авзяно-Петровского в 1769 г. арендовано на «вечные времена» 180 тыс. дес. за 20 руб. в год и т.п.).

Всего в России в первой половине XVIII в. построено 105 металлургических заводов, в том числе в Европейской России (31 частный и 9казенных) и 65 на Урале и в Сибири (40 частных и 25 казенных).

Необходимо отметить, что по смыслу действовавших в XVIII в. законов, владение поверхностью земли еще не означало закрепления за владельцем и ее недр. Законодательным актом от 10 декабря 1719 г. (известен под названием Берг-Привилегии) был установлен так называемый принцип «горной свободы». Согласно ему, горный промысел объявлялся свободным, а горные разведки могли производиться на всех землях, кому бы они не принадлежали.

Закон 1719 г. формально был отменен в 1782 году. В рамках же периода отчетливо наблюдается эволюция в сторону установления исключительного права владельца земли как на поверхность, так и на недра земли.

В 1782 г. Система монопольного обладания недрами получает юридическое оформление, что было затем подтверждено горным Положением 1806 года. Принцип горной свободы был вновь установлен на казенных землях только в 1887 году.

«Фавориты» казны при межевании земель пользовались известными льготами. Уже в 1702 г. один из первых заводов – Невьянский – был передан правительством Н. А. Демидову «со всеми строениями и припасами» землями на 30 верст во все стороны на льготных условиях (с постепенной выплатой стоимости завода). Первоначальный отвод земли к Невьянскому заводу составил тогда 1,18 тыс. десятин. А в 1703 г. последовало распоряжение Петра I: «Никите Демидову для умножения железа и иных заводов и государевых припасов… приписать в работу и отдать Верхотурского уезда Аецкую Краснопольскую слободы да монастырское. Покровское село с деревнями и со всеми крестьяны… и со всякими угодьи». Указами Петра I Демидову к Невьянскому заводу было приписано 2,5 тыс. крестьян обоего пола, за которых заводчик обязывался вносить в казну подати. Первым же актом такого рода (приписки к заводам рабочей силы) была приписка в 1700 г. 40 крестьянских дворов к Новопетровским, Олонецким заводам (к началу 1720-х годов к ним было приписано 48 тыс. душ крестьян мужского пола). В том же 1700 г. к Невьянскому заводу (тогда еще казенному) было приписано1671 душ крепостных. В связи с незаселенностью Урала промышленники там добивались приписки к заводам государственных крестьян, такая практика существовала до 1711 г. после чего Сенат не принял ни одного подобного решения до 1734 года. В тот год право решать такого рода вопросы было предоставлено местному горному начальству специальной инструкцией.

К началу 1730-х годов к Уральским казенным заводам было приписано 25 тыс. крестьян. Что касается частных заводов, то до 1734 г. приписными крестьянами владели лишь одни Демидовы, к 1751 г. их получили еще 7 заводчиков, общая численность приписных составила более 11 тыс. душ. Приписные деревни необязательно находились вблизи заводов. По данным на 1779 г. более 50% всех приписных к заводам селений находились от них на расстоянии свыше 100 верст. К моменту ликвидации этого института в 1807 г. количество приписных крестьян достигало 275 тыс. человек, из них 158,7 тыс. приписанных к казенным и 117,2 тыс. – к частным заводам.

В 1807 г. институт «приписных» крестьян был отменен (исключая Олонецкие заводы и Алтай). Из числа «приписных» были выделены так называемые «непременные работники» по 58 человек на тысячу приписных для частных заводов и в необходимом количестве для казенных. В количестве 18 тыс. человек они отдавались заводам для постоянного выполнения заводских работ, с освобождением остальных бывших приписных крестьян от повинности по обслуживанию заводов. В соответствии с императорским Указом от 18 января 1721 г. позволялось «как шляхетству, так и купецким людям» покупать к заводам деревни, причем «тех деревень особо без заводов отнюдь никому не продавать и не закладывать», деревни же с заводами можно было продать лишь «с позволения Берг- и Мануфактур-Коллегии». Таким образом было юридически оформлено правило, ставшее одним из важнейших параметров горнозаводской системы. Право покупки крестьян к заводам просуществовало до 1762 года. Отмена этого права (восстановлено в 1798 и окончательно отменено в 1816 г.), помимо усилившегося влияния дворянства, была обусловлена и значительным уменьшением необходимости в нем в связи с изменениями, произошедшими в сословном составе заводовладельцев, и достижением промышленностью уровня, когда сохранение некоторых привилегий могло считаться излишним. Казенные заводы использовали исключительно труд приписных крестьян, из 82 частных заводов, основанных до 1762 г. и состав рабочей силы которых известен, пользовались трудом приписных 23. Большее значение для частных заводов имели покупные или собственные (т.е. ранее принадлежавшие) крестьяне. Государственных крестьян на горных заводах Урала во второй половине 1760-х годов состояло 142,2 тыс. человек, собственных 57,1 тыс. Всего на Урале в XVIII в. построено 176 заводов, из них 32 казной, остальные в частном порядке.

К началу XIX в. заканчивается в целом процесс распространения горнозаводской промышленности и освоения новых рудных и лесных площадей, складывается географическое размещение промышленности.

По форме собственности округа могли быть казенными (т.е. принадлежащими государству) и частновладельческими. Последние делились на вотчинные и посессионные. Владение заводами и округа по вотчинному (владельческому) праву реализовывало право частной собственности в узком смысле со всеми присущими последней характеристиками (право свободного владения, распоряжения, пользования).

Посессионное право было связано с рядом особенностей. Посессионный округ считался неделимым, право пользования им сохранялось лишь при условии постоянной заводской деятельности. Заводовладельцы имели от казны «пособие» в землях (лесах), являвшихся государственной собственностью, а также (до 1851 г.) в рабочей силе, при этом лес и руда могли быть использованы только для надобностей самого округа. Округ не мог быть заложен в Ипотечном банке. Заводчики находились под контролем горного ведомства и обязаны были уплачивать подать.

Оформление заводско-окружной системы связано с промышленным освоением Урала. Сущность ее заключалась в том, что заводы обеспечивались всем необходимым путем «приписки» к ним прилегающих территорий с рудными месторождениями, лесами, а также рабочей силы, горные заводы, земля (с лесом и рудниками), рабочая сила (до 1861 г.) составляли три обязательных неразделимых элемента горнозаводского округа. По статистическим источникам за 1860 г. из 38 заводских округ только 2 незначительных округа возникли в XIX веке. В остальных случаях основания новых заводов – новые заводские единицы строились на территории оформившихся ранее округов (в 1801-1860 гг. построено 29 заводов). В пореформенный период до начала XX в. построено еще 19 заводов, а с 1901 по 1917 – 6. К реформе 1861 г. в ведении Уральского горного правления находилось 52 заводских округа, из них 6 казенных и 46 частных.

Решению проблем промышленного развития отводилось большое место в экономической политике Екатерины II. При этом были учтены и некоторые меры, предпринятые ее предшественниками. Еще в 1762 г. Петр III запретил покупку крестьян к заводам. Екатерина II подтвердила этот запрет, что привело к расширению использования вольнонаемного труда на купеческих и крестьянских мануфактурах. В 1760-е годы были отменены практически все монополии частных лиц, многие откупа. Снижались таможенные пошлины, особенно либеральным был тариф 1782 года. В 1775г. было разрешено любому желающему, в том числе и крепостным крестьянам, заводить промышленные предприятия. Екатерина II и ее окружение во многом следовали принципам свободной торговли, связанными с идеями Просвещения, крайне популярными в Европе в то время и объективно выражавшими интересы наиболее дальновидных капиталистов, ратовавших за свободную конкуренцию, наиболее широкие возможности для предпринимательской деятельности. Но в России эти идеи удивительным образом совпали с устремлениями дворян-душевладельцев, так как им было выгодно развитие предпринимательства их крестьян. Кроме того, их право на даровой труд крепостных осталось незыблемым, а ограничение подневольного труда касалось всех прочих категорий работодателей.

Экономическая политика правительства Екатерины II способствовала существенным сдвигам в развитии отечественного предпринимательства во второй половине XVIII века. Хотя на этот раз, в отличие от эпохи Петра I, гораздо большее значение имела естественная эволюция, нежели поддержка государства. Именно во второй половине XVIII в. завершается становление предпринимательства в сфере промышленности, основанной на наемном труде и ориентированной на широкий рынок. В дальнейшем оно неуклонно и необратимо развивается в условиях сохранения в стране крепостнической системы. В этом смысле последние десятилетия XVIII и первая половина XIX вв. представляют собой единый этап в развитии российского предпринимательства.

Это было логическим итогом длительного развития товарно-денежных отношений в предыдущий период. Большая роль здесь принадлежит крестьянским промыслам, которые в наибольшей степени были развиты в центральных нечерноземных губерниях и на Севере. В нечерноземном центре помещики из-за малоплодородных земель не создавали обширного хозяйства, а предпочитали получать с крестьян денежный оброк. Те, стремясь достать деньги, все с большей активностью занимаются неземледельческими промыслами: обработкой дерева, гончарным, скорняжным, швейным, плотницким делом. Но ведущая роль в этих промыслах принадлежала прядению и ткачеству. Их продукция выбрасывалась на рынок, находила сбыт в городах и селах, ближних и дальних. Многие оброчные крестьяне уходят на заработки, нанимаются на заводы, мануфактуры. Так складывается рынок наемного труда. Процессы первоначального капиталистического накопления шли в самих крестьянских промыслах (при этом земледельческие занятия в целом сохраняли натуральный характер), выделялись предприимчивые крестьяне, сюда же проникал купеческий капитал. Многие «капиталистые» крестьяне начинали со скупки продукции промыслов в округе, затем переходили к раздаче сырья и полуфабрикатов мелким производителям, выплачивая им за готовые изделия заработную плату, затем объединяли их под одной крышей, окончательно превращая в наемных рабочих. Такова была логика становления крупного промышленного предпринимательства, органически выраставшего из неземледельческих промыслов.

Рекомендуем ознакомится: http://biofile.ru