Хронологию заселения орлом новых гнездовых районов точно восстановить достаточно трудно. В.Н. Мосейкин [233] называет несколько периодов, когда интенсивность находок новых гнезд и встреч неполовозрелых птиц была максимальной. К ним исследователь относит 1982, 1986, 1988, 1990, 1993, 1995 и 1998 гг. В результате обозначенной тенденции к середине 1990-х гг. в регионе обитало уже не менее 50 пар могильников. При этом 18 гнезд было известно из северного Правобережья, а 12 – из центрального и южного. В Заволжье особенно плотными были группировки вида (по 10–12 пар), приуроченные к крайним восточным районам, а также приграничной территории вдоль границы с Волгоградской областью. Существует предположение [233], согласно которому широкое распространение могильников в регионе в тот период сопровождалось их выселением из южных районов Волго-Уральского междуречья и Прикаспия, что свидетельствует о подвижности территориальных связей этих птиц. В целом в европейской части России в 1990-х гг. суммарная численность орлов оценивалась в 600–900 условных пар [70], а на пике численности в 1996–1997 гг. – в 800–1000 пар, что в 2–3 раза превышало прежние оценки [234]. В миграционный и постгнездовой период численность вида на севере Н. Поволжья существенно возрастала. Например, ежегодно в 1989–1995 гг. с постоянного наблюдательного пункта в окрестностях г. Аркадак в пойме р. Хопер в период с 15 апреля по 5 мая отмечались от 2 до 6 мигрирующих могильников, а общая численность орлов в весенний период в Правобережье составляла не менее 80 особей [52].

В пределах Красноармейского административного района в 1996 г. на площади 35050 га на территории КОТР «Утес Степана Разина» предполагалось гнездование 1–2 пар могильников [84]. С целью сохранения одной из уникальных популяций орла в Хвалынском районе совокупность участков размножения вида была включена в список ключевых территорий всемирного ранга [59]. Здесь на границе Саратовской и Ульяновской областей в пределах КОТР международного значения «Лесостепь „Гюльчачак”» на общей площади 100500 га в междуречье рек Терешки и Избалык в 1998–1999 гг. предполагалось размножение 5–8 пар хищников [171]. На территории Национального парка «Хвалынский» в 1996 г. по разным оценкам гнездились от 3 до 5 пар могильника [209]. В непосредственной близости в пределах Черкасского заказника в Вольском районе на площади около 60 тыс. га в 1998 г. было зарегистрировано размножение 4 пар орлов [187]. На основе инвентаризационных работ 1996 г. предполагается размножение одной пары на территории сопредельного Неверкинского административного района Пензенской области [133].

Орлы, обитающие в пределах региона, очевидно, относятся к двум популяционным группировкам, которые В.П. Белик [88] определяет как поволжскую (приволжскую) и степную (казахскую). В более поздней своей работе [235] степная группировка именуется исследователем как «прикаспийская популяция». Четкую границу между этими группировками провести достаточно сложно. К первой относятся птицы, гнездящиеся на крайнем северо-востоке Правобережья Саратовской области, а также в низменном Заволжье. Однако основные очаги размножения приволжской популяции в Правобережье находятся на юге Ульяновской области, а в Заволжье – на севере Самарской области [2].

В Ульяновской области еще несколько десятилетий назад могильник относился к очень редким гнездящимся видам, здесь было известно лишь 3 жилых гнезда этих птиц [45]. Более поздние исследования по проектам Союза охраны птиц России «Орел-могильник» и «Ключевые орнитологические территории России (КОТР)» позволили выявить иную картину состояния популяции этого орла в Ульяновской области. Например, в 1996 г. в ходе полевых исследований было отмечено 4 жилых гнезда и еще 5 территориальных пар. Минимальная оценка численности могильника в тот период для ульяновского Правобережья составляла 30 пар [231]. В последующие годы было найдено еще несколько десятков новых гнезд и гнездовых участков. Оценки суммарной численности того времени возросли до 70–80 пар для всей Ульяновской области [2, 12, 60]. Гнездовая группировка орлов, выявленная в 1996 г. в Радищевском административном районе Ульяновской области на пике своей численности в 2000 г. насчитывала не менее 23–26 пар, которые обитали на общей площади в 400 км 2 лесополевого ландшафта (около 250 км опушечной линии) [232]. Здесь наблюдали 62–64 взрослых и неполовозрелых птиц, не считая птенцов. Лишь на территории одного лесхоза на площади 235 км 2 в тот период зарегистрировали 27–30 пар орлов, а минимальное расстояние между гнездами составило 1.5 км [200].

Данные по Самарской области разных лет также имеют противоречивый характер. По одним источникам, здесь известно лишь 5 гнезд [61], тогда как другие авторы [236] численность могильника оценивают в 90–100 пар. Исследователями выявлен 71 гнездовой участок и 11 мест вероятного гнездования хищника. В целом численность поволжской популяции оценивается на территории Республики Татарстан, Ульяновской, Самарской и Саратовской областей в 170–200 пар [2].

Вторая группировка включает хищников, чьи репродуктивные районы приурочены к остальной части Заволжья. Например, в пределах ключевой территории «Синие горы» на площади около 15000 га на крайнем востоке саратовского Левобережья, по данным наблюдений 1997 г. предполагалось гнездование 2–3 пар могильников [129]. К этой же популяции относятся, очевидно, и птицы из волгоградского Левобережья, где, например, в Приэльтонье на территории площадью около 1079 км 2 размножается 8 пар этих хищников [180]. Всего в волгоградском Заволжье их численность, очевидно, не превышает 10–15 пар [237]. Своей западной периферической частью прикаспийская популяция заходит в южное Правобережье, и птицы, гнездование которых известно из Самойловского и Красноармейского районов, относятся, вероятно, к ней [235]. Более того, севернее этих территорий в саратовском Правобережье на рубеже столетий были выявлены гнезда орлов, чья принадлежность относится к прикаспийским могильникам [2].

Последняя из выделенных группировок достаточно хорошо изучена благодаря многочисленным экспедициям в Красноармейский район региональных орнитологов, а также специалистов из других областей России. Основные работы в разные периоды были приурочены к лесным массивам в окрестностях сел Садовое, Белогорское, Н. Банновка, а также вдоль границы между Саратовской и Волгоградской областями. Например, в июле – августе 1995 г. на общей площади около 120 км 2 (в том числе 90 км 2 лесных участков) вокруг с. Садовое была обнаружена одна пара могильников, западнее с. Белогорское (120 км 2. включая 60 км 2 лесных угодий) – еще одна пара. Третья пара загнездилась в том же полевом сезоне в Даниловском овраге непосредственно вблизи границы между указанными областями. В соответствии с экспертной оценкой общая численность гнездящихся в Красноармейском районе в середине 1990-х гг. могильников оценивалась в 4–6 пар, включая упомянутое выше гнездо из верховьев р. Иловли. На сопредельных участках Камышинского района Волгоградской области, непосредственно примыкающих к волжской долине (Щербатовский стационар), размножались еще 2–3 пары хищников. Общая численность населения могильников из бассейна р. Иловли (40 тыс. км 2 ) оценивалась в 10–20 пар [85].

Рост численности могильника на изучаемой территории сменился фазой стабилизации, когда в течение нескольких лет состояние популяций рассматривалось как благополучное. В весенний период 2002 г. при обследовании угодий Национального парка «Хвалынский» выявлено достоверное гнездование 5 пар орлов [141], еще две пары держались в пределах индивидуального участка, но в данном полевом сезоне к размножению не приступили. В указанном полевом сезоне значительно сократилась численность могильников в сопредельном Радищевском районе Ульяновской области. Здесь было отмечена 19–21 пара и только 13–14 жилых гнезд. Сократилось количество неполовозрелых летующих птиц – от 10–15 в 2000 г. до 6 – в 2002 г. [200].


На большей части саратовского Заволжья вид крайне редок. Процессы дестабилизации прикаспийской популяции особенно отчетливо проявились в последние годы XX в. когда почти повсеместно значительно сократилась численность всех видов сусликов и сурков. Аналогичные процессы наблюдались и на сопредельной территории северного волгоградского Заволжья, где численность вида исчислялась в 1990-х гг. единичными парами [237]. На основе маршрутных и точечных учетов В.П. Белик [88] оценивал обилие могильника в степном Заволжье (территория Саратовской области и сопредельных районов Оренбургской области) в 1.6 особи/100 км маршрута или 0.5 особи/100 км 2. Гнездовая плотность этого вида составила в тот период для выделенной территории 0.3 пары/100 км 2. В Озинском районе и в Синегорье общее число гнездящихся орлов оценивалось в 10 пар [155]. Всего в Саратовской области в середине 1990-х гг. гнездилось не более 25 пар этих птиц [238]. В последующий период это число несколько возросло, однако к 2002 г. гнездовая экспансия могильника, берущая свое начало с середины 1980-х гг. замедлила свои темпы [95]. Мы склонны полагать, что динамика количественных показателей изучаемого вида на современном этапе имеет отрицательные тренды. В июле 2002 г. на территории 10 южных заволжский районов Саратовской области на площади 33600 км 2 было учтено лишь 11 могильников [239]. По этой причине предлагается к включению во второе издание Красной книги Саратовской области с прежним (1) статусом [21].

Впрочем, другие исследователи придерживаются прямо противоположной точки зрения, указывая на рост численности могильника и оценивая его численность в 40–60 гнездовых территорий [89]. Для сравнения укажем, что в 2004 г. численность наиболее стабильной группировки орлов в Радищевском административном районе Ульяновской области продолжала снижаться. Здесь было учтено лишь 15 пар и 13 обитаемых гнезд [200]. В Волгоградской области численность могильников оценивается лишь в 30–70 пар [109], причем наиболее стабильные гнездовые группировки располагаются в северных районах области [65, 66, 85] и Приэльтонье [237]. Например, на крайнем севере указанного региона предполагается гнездование до 20 пар хищников, в сухостепном Заволжье общая численность этих птиц не превышает 10–15 пар [230]. Только 20–40 пар (60–65%) из этого числа обитают в пределах КОТР различного ранга [69]. Всего же в Поволжском регионе на территории Республики Татарстан, Ульяновской, Самарской, Саратовской и Волгоградской областей Т.О. Барабашиным на основе полевых исследований, сведений региональных банков данных и литературы было выявлено местонахождение более 109 гнездовых участков могильников. В целом в пределах Поволжского региона на площади 147.5 тыс. км 2. охваченной полевыми исследованиями, обитает, вероятно, 180–220 гнездящихся пар, относительная плотность населения данного вида составляет 0.15 пары/100 км 2 [2].

Отмечаемое сокращение численности гнездящихся птиц обусловлено, очевидно, вырубкой перестойных сосновых массивов и отдельных деревьев, сокращением кормовой базы. По мнению Т.О. Барабашина [2], сурки, в изобилии населявшие приволжские степи, почти полностью уничтожены охотниками после выведения этого грызуна из Красной книги России, а численность сусликов резко сократилась. Одновременно высыхают родники после интенсивных рубок леса. Так как крапчатый суслик придерживается увлажненных участков и мест с низким травостоем, то уменьшение количества водотоков повлекло за собой сокращение пригодных для него местообитаний. Падение численности поголовья скота повлекло за собой забурьянивание растительности, что также неблагоприятно для жизни грызунов. Сильные ветры разрушают гнезда, а птенцы нередко падают на землю и погибают. Например, в 2004 г. под 4 осмотренными гнездами из 10 были найдены остатки мертвых птенцов. В ближайшем будущем вполне возможно сокращение численности приволжской популяции из-за массовой рубки перестойных лесов и деградации сельского хозяйства [2].

Миграции. Места зимовок изучаемого вида удалены на значительные расстояния от севера Н. Поволжья и приурочены к территориям Среднего Востока и северо-восточной Африки [230]. На местах гнездования в Правобережье появляется во второй декаде апреля, в Левобережье – несколько раньше [117]. Прилет птиц синхронизирован с выходом сусликов и степных сурков из зимней спячки. Первыми на гнездовых участках появляются самки и лишь спустя несколько дней к ним присоединяются самцы. Известны многочисленные примеры одновременного прилета партнеров [233]. Пролет продолжается до первой декады мая. Часть птиц пересекает территорию области в северо-восточном направлении, следуя от долины р. Волги через степи к р. Уралу [240]. В это время года в прошлом был обычен в Приерусланских степях [97]. Одна, очевидно, пролетная, птица отмечена В.В. Пискуновым [241] 10.03.1995 г. в районе железнодорожного моста через р. Волгу у г. Саратова. В осенний период мигрирующие хищники отмечаются наиболее часто в сентябре – октябре. Например, 29 сентября и 11 октября 2002 г. пролетных могильников наблюдал Я.В. Чебанов [92] в районе автомоста у с. Тростянки над железнодорожным полотном в Балашовском административном районе.

Местообитания. В настоящее время наиболее типичен в лесостепных и степных ландшафтах с островными лесами. Наиболее часто в Саратовской области поселяется в лесных массивах, разделенных обширными целинными участками. Известны случаи размножения могильника в байрачных (Краснокутский район) и нагорных (Воскресенский район) дубравах, широколиственных лесах и насаждениях сосны на меловых отложениях (Хвалынский район) [242]. Зарегистрированное В.П. Беликом [194] в Красноармейском районе гнездо хищника помещалось на одиночном дереве в степи. В Левобережье поселяется на участках с древесно-кустарниковой растительностью вдоль водотоков.

Размножение. Оологический материал (n = 3): № 1225/1–1225/3. (предположительно 1920-е гг.). Саратовская обл. Хвалынский р-н. Гросс (ОП ХКМ).

В облесенных районах гнезда устраивает обычно на высоких деревьях. Например, гнездо, зарегистрированное А.Л. Подольским в Красноамейском районе, помещалось на дубе на высоте 8 м и достигало в диаметре 1.8 м. Лоток был выложен зелеными веточками дуба [81]. В степных районах высота расположения гнезда значительно варьирует. Так, в июле 1995 г. в Даниловском овраге на границе Саратовской (Красноармейский район) и Волгоградской (Камышинский район) областей гнездовая постройка помещалась в чашевидной развилке невысокой (около 10 м) березы в 6.5 м над землей [85].

Полные кладки, состоящие из двух, реже трех или одного яйца (n = 4, в среднем 2.1  0.19), отмечаются в конце апреля – начале мая [52]. Насиживающая кладку самка наблюдалась 30.04.1997 г. у с. Чухонастовки сопредельного Камышинского района Волгоградской области [85]. Существует мнение [233], что кладки из трех яиц характерны для отдельных пар и появляются в их гнездах ежегодно при отсутствии корреляционной связи с кормностью и климатическими условиями сезона. Напротив, кладки с одним яйцом отмечаются у поздно загнездившихся пар и, предположительно, являются повторными после гибели первой кладки. Яйца белые или грязно-белые, иногда с коричневатыми пятнами неправильной формы. Размеры яиц 69.2–79.1 × 53.3–62.0, в среднем 74.3 × 58.5 мм.

Насиживание начинается с откладки первого яйца и длится около 43 дней. Высиживают, сменяясь, обе птицы. Успешность высиживания очень низкая: почти половина кладок погибает по различным причинам. В качестве таковых указываются отказ самки от насиживания без видимых негативных факторов, хищничество сорок после вспугивания хищников, фактор беспокойства, особенно актуальный в отношении могильников, гнездящихся вблизи агроценозов [233]. Вылупление птенцов наблюдается во второй половине мая, т.е. почти на декаду позже, чем у степного орла. Покидая гнездо, яйца и пуховых птенцов взрослые птицы прикрывают зелеными ветками с листьями. Подрастающие птенцы очень активны и часто оказываются на земле возле гнездовой постройки, что приводит к повышенной смертности вследствие опасности со стороны наземных хищников. Птенцы покидают гнездо в возрасте 65–77 дней, это происходит во второй половине июля – первой декаде августа. Так, В.П. Белик [235] вблизи с. Гвардейское Красноармейского района 08.07.1984 г. обнаружил пустое гнездо могильника, нелетный слеток из которого полуторамесячного возраста находился на земле в 500 м от гнездовой постройки. В этом же районе 02.08.1996 г. исследователь обнаружил новое гнездовье в 5 км от старого, в котором находилось два полностью оперившихся птенца перед вылетом. В отмеченном 08.07.2001 г. в окрестностях сел Паньшино и Вязовка в сопредельном Радищевском районе Ульяновской области гнезде, устроенном в верхней части ствола дуба, находились два почти полностью оперенных птенца [11]. Два птенца наблюдались в гнезде 10.07.1995 г. в волжской долине на границе Саратовской и Волгоградской областей [85]. В последней декаде сентября уже встречается на пролете в Заволжье: на площади 80 км 2 между населенными пунктами Тарлык и Новый в Энгельсском и Ровенском районах осенью 1998 г. зарегистрированы 4 птицы [52].

Питание. В пищевом рационе могильника обычно встречаются молодые зайцы, все виды сусликов, вяхири, серые куропатки [242], врановые, несколько реже белогрудые ежи (Erinaceusconcolor ), серые крысы, обыкновенные хомяки, крайне редко лесные (Martesmartes ) и каменные (M.foina ) куницы [243]. Важным компонентом в добыче орла в Саратовской области является степной сурок, однако добывают его хищники обычно вне периода, когда выкармливают птенцов. Предпочтение отдается относительно крупным видам сусликов – рыжеватому и желтому. Птицы в добыче орлов начинают преобладать обычно во второй половине лета. Наиболее часто вблизи гнезд отмечаются останки слетков грачей и голубей. Существуют указания [97] на регистрацию в питании мигрирующих в Приерусланской степи орлов преимущественно малых сусликов. По данным наблюдений 2004 г. на территории сопредельного Радищевского района Ульяновской области под гнездами могильников находили остатки сурков, крапчатых сусликов и грачей. В погадках, кроме того, отмечены останки черного коршуна, лугового луня, обыкновенной пустельги, перепела (Coturnixcoturnix ), серой куропатки, сороки, ворона, вяхиря, сизого голубя, ушастой совы (Asiootus ), домашних птиц, полевок, большого тушканчика (Allactagamajor ), молодой обыкновенной лисицы (Vulpesvulpes ), ежа, кошки и др. [200].

Беркут – Aquila chrysaetos (Linnaeus, 1758).

Статус. Очень редкий гнездящийся, зимующий вид.

Распространение. Коллекционный материал (n = 5): № СМК 8366. 1893 г. S. Саратовская обл. окрестности г. Хвалынска. Радищев (предположительно) (ФК ОКМ); № 211/361. 1899 г. F. Саратовская обл. (ГДМ); № 336. 17.04.1920 г. F. Саратовская обл. окрестности г. Хвалынска. Козловский (ЗФ ПИСГУ, экспоз.); № 4737–765 б. 05.11.1925 г. M. Саратовская обл. окрестности г. Вольска. Пичугин (ОП ВКМ); № 976. 28.12.1996 г. М. Саратовская обл. Екатериновский р-н, с. Переезд. Баюнов (ЗМ СГУ).

Вся территория Саратовской области входит в гнездовой ареал вида, однако распространение его здесь очаговое. Е.А. Эверсманн [244] считал беркута обыкновенным на Общем Сырте. В Правобережье Нижней Волги южная граница пребывания поволжской группировки проводилась М.Н. Богдановым [46] по территории Петровского уезда (ныне Петровского района Саратовской области) в пределах «…боров третичного бассейна», однако во внегнездовое время встречи беркута были обычны вплоть до Сарепты (ныне Красноармейского района г. Волгограда). В этот период был наиболее распространен на севере правобережных районов, например в хвалынских лесах: М.А. Радищев [42] неоднократно отмечал этих птиц в окрестностях г. Хвалынска и прилежащих населенных пунктов (с. Богородское и др.). М.А. Мензбир [245] описывал гнездование беркута в саратовском Левобережье, проводя южную границу его распространения в пределах Заволжья по Общему Сырту.

Несколько позднее пределы распространения вида в регионе отступают на север, и южные окраинные участки его достоверного гнездования становятся приуроченными к волжской долине в пределах Бузулукского района Куйбышевской (ныне Самарской) области. В 1920-х гг. вновь появляются сообщения об обитании беркута в Саратовской области: И.Б. Волчанецкий [47] относит этого орла к типичным птицам водораздельных лесов (Лысогорский лес к северу от с. Рыбушки, роща по дороге между населенными пунктами Саратов – Липовка). Кроме того, орел добывался 28.04.1928 г. у с. Старая Булатка, 17.04.1920 г. в окрестностях г. Хвалынска, 05.07.1924 г. у с. Старая Яблоновка в Хвалынском районе [48]. На основании полевых исследований 1960–1964 гг. восточные пределы распространения беркута на гнездовании в изучаемом регионе проводилась в тот период по р. Волге [75]. Между тем было достоверно известно о размножении вида в Старополтавском районе Волгоградской области севернее с. Кожушково (Салтовский лес) вплоть до конца 1940-х гг. [50].

В начале 1990-х гг. было зарегистрировано пребывание беркута в гнездовой период на территории Балтайского, Вольского и Хвалынского районов Саратовской области. Наиболее вероятным местом гнездования являлся крупный лесной массив у с. Черкасское на севере Правобережья области, где орлов наблюдали регулярно и существовали сообщения лесников о находке гнезда большого размера. В Вольском районе в тот период был известен гнездовой участок, который беркуты занимали в течение нескольких десятилетий [246]. На достоверный характер размножения хищника в пределах Черкасского лесничества в 1974 г. указывали Г.В. Шляхтин с соавторами [155]. Здесь одиночная птица наблюдалась также в 1998 г. [187]. Кроме того, в 1997 г. ослабленная молодая птица была передана сотрудникам Зоологического музея Саратовского госуниверситета жителями Екатериновского района; по их свидетельству в нескольких километрах от одноименного районного центра существует гнездо орла, из которого предположительно и вылетела эта птица [52]. Высказывается предположение о возможном размножении беркута на территории Балашовского административного района [92].

Аналогичный характер распространения вида характерен для сопредельных регионов. Так, по результатам исследований 1971–2001 гг. беркут отнесен к группе очень редких залетных птиц Пензенской области. За последние 30 лет встречен в этом регионе лишь трижды [247]. В Волгоградской области до 1940-х гг. гнездился в Дьяковском лесу на границе Саратовской и Волгоградской областей [248]. Изредка встречается на пролете в Алексеевском и Урюпинском районах, а возможность размножения указывается здесь для Даниловского административного района. Вероятно, что в пределах волгоградской области на современном этапе гнездятся 1–3 пары [249]. В Ульяновской области гнездование единично [250]. Размножение орла указывается также для Самарской области, где Г.П. Лебедева [61] отмечает находки 6 гнезд, причем 1 из них в Сусканском рыбхозе. Последнее замечание рассматривается на современном этапе как весьма спорное, так как последующие исследования в данном районе И.В. Карякина и Т.О. Барабашина позволили подтвердить там гнездование только орлана-белохвоста [2]. Таким образом, вполне вероятно, что беркут на Самарской Луке не гнездится, а южные пределы его распространения в Поволжье сместились еще более к северу [63, 235]. Ближайшей к границам изучаемого региона точкой гнездования беркута в настоящее время, предположительно, является Бузулукский бор, где в 2000 г. Т.О. Барабашиным было найдено жилое гнездо этих птиц с двумя слетками [7].

Численность. В 1990-х гг. в целом в европейской части России предполагалось гнездование 500–1000 условных пар изучаемых птиц [70]. В последующий период эти цифры были несколько скорректированы до 500 пар, а в равнинных лесах средняя плотность гнездования орлов на больших территориях редко бывает больше 1.0 пары/1000 км 2 [251]. В весенний период 2002 г. на территории Национального парка «Хвалынский» выявлено одно гнездо хищника [141], тогда как в этот же период здесь было отмечено 5 жилых построек могильника. Одно гнездо со следами выведения птенцов найдено в 1996 г. и на территории сопредельного Радищевского административного района Ульяновской области [173]. В последующие годы (2003–2004 гг.) одиночные беркуты регистрировались в пределах Национального парка в течение всего репродуктивного периода, однако на участках прошлого гнездования они не появлялись. По оценкам Т.О. Барабашина [2], наблюдается заметное сокращение численности беркута в Поволжье. В настоящее время общая численность хищников составляет здесь примерно 1–3 пары, относительная плотность населения вида оценивается в 0.002 пары/100 км 2.

Размер гнездовой популяции хищника в изучаемом регионе оценивался в начале 1990-х гг. в 2–4 пары [55], а с учетом сопредельных районов соседних областей – в 3–5 пар. В последующем это число сократилось, очевидно, до 1–2 пар [252]. В конце XX в. некоторые исследователи указывали на выпадение вида из гнездовой фауны региона [253], аналогичная ситуация сохраняется в отношении беркута и в начале нового столетия [89, 112]. Мы склонны рассматривать беркута в составе гнездовой фауны Саратовской области, размножение которого в числе 1–2 пар носит нерегулярный характер.

Миграции. Кочующие к северу хищники в окрестностях г. Саратова отмечаются в течение месяца, начиная с 20 марта. В пределах заволжских районов мигрирующие хищники наблюдаются в течение всего этого месяца. В послегнездовое время характерно появление значительного числа молодых птиц на территории области. Максимум встреч выпадает на август. Холостые кочующие в заволжской степи особи отмечаются и раньше – в начале и середине лета. В 1960-х гг. они были даже обычны в отдельных районах Левобережья. Встречи беркутов в постгнездовой период известны также для территории Балашовского административного района, где этих птиц наблюдали, например, в ур. Пестовские кусты 18.08.1999 г. и 21.08.2002 г. вблизи сел Кудрявка и Ковалевка соответственно [92].

Местообитания. Населяет малодоступные леса, предпочтение при этом отдает островным массивам среди болотистых ландшафтов, речных долин, пустошей и пастбищ [251]. Гнездовой биотоп беркута в Саратовской области – сочетание лесных участков с обширными (не менее 10 км 2 ) открытыми пространствами [246].

Размножение. К гнездованию беркуты приступают в конце марта. Гнезда обычно располагают в глубине лесных массивов на лиственных деревьях. Гнездовые постройки очень крупные – до 1.2–2 м в диаметре. Яйцекладка приурочена к первым числам апреля. Насиживают кладку из 1–3 яиц около 45 дней, молодые летные птицы отмечаются с последней декады июля [246]. Беркут зимует в области. Таких зимующих птиц наблюдали, например, зимой 1990–1991 гг. в Дьяковском лесу и 16.12.1991 г. в районе с. Апалиха Хвалынского района. Здесь за день было встречено 5 орлов, а 22–23 декабря учтено 10 беркутов в районе промыслового отстрела лося (Alcesalces ) [52]. Зимовки беркута известны также из долины р. Медведицы в Лысогорском административном районе, где хищник наблюдался в 1997–1999 гг. [82].

Питание. В рационе хищника в пределах севера Н. Поволжья зарегистрированы зайцы-русаки, лисицы, сурки, суслики, барсуки (Melesmeles ) и некоторые виды птиц. В зимний период охотно поедает падаль [246], во время миграций добывает преимущественно врановых птиц [249].

Род Haliaeetus Savigny, 1809

Орлан-долгохвост – Haliaeetusleucoryphus (Pallas, 1771).

Статус. Очень редкий залетный вид.

Распространение. В ХХ в. существуют указания только на 4 встречи данного вида у самой южной окраины саратовского Заволжья. И.Б. Волчанецкий и Н.П. Яльцев [97] при изучении Приерусланской степи отмечали, что «…летом 1929 и 1930 гг. встречался нам в степи под Фриденбергом, то одиночками…, то выводком с двумя молодыми, державшимися в июле около Крылецкой балки». Таким образом, исследователи предполагали возможность размножения орлана на изучаемой территории. Между тем авторы работали в Приерусланской степи около двух лет, но достоверных данных, подтверждающих это предположение, получить не смогли. Есть основания полагать, что гнездование вида в данном районе даже в 1930-е гг. маловероятно. Встреченные исследователями особи должны относиться, очевидно, к кочующим. Подобные наблюдения известны в тот период из различных пунктов Заволжья. Так, в 1960-х гг. одиночный орлан был встречен на р. Еруслан на юге Краснокутского района [117]. Л.А. Лебедева указывала на встречи изучаемых птиц на полупустынных окраинах области (Александровогайский и часть Новоузенского административного района) в 1960–1964 гг. [75]. В.Л. Шевченко с соавторами [218] приводят сведения о регистрации одиночной птицы 25.04.1958 г. между населенными пунктами Александров Гай и Баки. По данным С.Н. Варшавского с соавторами [74], изредка долгохвосты попадались исследователям в степях Новоузенского и Александровогайского районов, например, 11.07.1968 г. в районе с. Ахматовки на р. М. Узень. Несколько позже (10.07.1977 г.) одиночная птица была зарегистрирована на обрыве р. Б. Узень у южной границы Александровогайского района А.Л. Подольским [81].

Численность. Границы гнездового ареала вида лежат значительно южнее пределов севера Н. Поволжья. Число встреч молодых и неполовозрелых бродячих особей в европейской части России крайне низко. Во время летних кочевок орланов возможны их встречи в изучаемом регионе до низовьев р. Волги [254]. В 1980-х гг. в пределах России количество бродячих особей не превышало 2–3 десятков [185], а вероятность новых встреч долгохвоста в Саратовской области была очень мала. В настоящее время на территории России достоверно не гнездится, сообщения о находках гнезд, выводков и пар на индивидуальных участках в Казахстане требуют подтверждения [255].

Орлан-белохвост – Haliaeetus albicilla (Linnaeus, 1758).

Статус. Редкий гнездящийся, частично оседлый, зимующий вид.

Распространение. Коллекционный материал (n = 2): № 1095. (предположительно 1900–1910 гг.). S. Саратовская обл. Хвалынский р-н. Радищев (ОП ХКМ); № 1972. 06.11.1953 г. S. Саратовская обл. окрестности г. Вольска. Козлов (ЗМ СГУ, экспоз.).

Рекомендуем ознакомится: http://refdb.ru