Александровская слобода (Кремль)

История царской Александровской слободы. Место, где сейчас находится Александровский Кремль, еще в XIV в. относилось к древнейшей волости на территории Переславль-Залесского княжества, и называлось Великой Слободой. В начале XV в. Великая слобода была волостным центром, где жили представители администрации московского князя. Близость слободы к Москве (около 100 верст) сделала её в XV веке местом отдыха московских князей во время поездок на богомолье.

В начале XVI в. в документах название Великая Слобода уже не упоминается, зато появляются – Старая Слобода и Новое село Александровское. Иван III в духовной грамоте 1504 г. завещал его сыну Василию – будущему великому князю Василию III.

В начале XVI в. всего за несколько строительных сезонов (предположительно 1508-1513 гг.) в Александровской слободе был выстроен большой комплекс из нескольких дворцовых, четырех храмовых и ряда хозяйственных сооружений. Для строительства привлекались лучшие русские и итальянские мастера, возводившие перед этим Большой Кремлевский дворец в Москве. Василий III, по примеру западноевропейских монархов, создал себе роскошную загородную резиденцию. Таким образом, Александровская слобода (Кремль) в 2013 г. отметила свое 500-летие!

Известно, что Василий III был в своем новом загородном дворце в 1525 г. перед разводом с первой бездетной женой Соломонией Сабуровой (после развода она была насильно пострижена в монахини и отправлена в суздальский Покровский женский монастырь ). В документах зафиксированы также поездки великого князя в Александровскую слободу в 1523, 1528, 1532 гг. Новой женой Василия III, матерью Ивана VI Грозного, стала молодая красавица Елена Глинская, из рода князей Глинских, выходцев из Великого княжества Литовского. Именно ей, умирая, отдал великий князь Александрову слободу в «опричнину».

Термином «опричнина» называли особый надел вдов великих князей, которым они могли распоряжаться по своему усмотрению как своей собственностью. Причем далеко не все великокняжеские вдовы получали в «опричнину» земельные владения.

Поэтому Иван IV, рано потерявший родителей, испытывал к Александровской слободе особую душевную привязанность. В 17 лет он венчался на русский престол. В слободе Иван IV решал важные государственные вопросы: в 1558 г. чествовал воевод, отличившихся в Ливонской войне, в 1563 г. встречал посланника из Ливонии от польского короля Сигизмунда II, отсюда отправлял посольства в Ногайскую и Черкесскую земли.


Полная драматизма история Александровской слободы началась 3 декабря 1564 г. когда царь из Москвы отправился на богомолье в Троице-Сергиев монастырь, а затем – в Александровскую резиденцию. Летописи донесли подробности «большого царского поезда»: государя сопровождали избранные бояре и дворяне с женами, детьми и слугами, приказные люди, 40-тысячное конное войско, имущество, разместившееся на четырех тысячах саней. Царь повез на богомолье все драгоценности, золотую и серебряную посуду, иконы и кресты, всю одежду, книги, деньги, казну, включавшую в себя государственный архив. Лишь в начале января 1565 г. из Александровской слободы был послан гонец в Москву с грамотами от царя, в которых он приводил список «измен» бояр и дворян и сообщал, что хочет «двор и весь обиход сделать особым». Так загородная резиденция стала некоронованной (опричной) столицей. Было положено начало опричнине - государственной политике в Ивана IV (1565—1572 гг.), состоявшей в конфискации имущества в пользу государства, государственном терроре и системе чрезвычайных мер для преодоления остатков феодальной раздробленности и осуществления ряда реформ на основе усиления самодержавной власти.

Александровская слобода превратилась в фактическую столицу государства. В ней функционировали опричные приказы, опричная Боярская дума и ряд других учреждений. Внешней политикой ведал царь, и слобода стала местом международных переговоров и подписания соглашений. Но государственные дела чередовались с пытками и казнями врагов опричнины в мрачных подземельях слободы.

Впрочем, Александровская слобода вошла в историю и как культурный центр. В ней располагалась царская книгописная палата, где составлялся Лицевой летописный свод, и первая в стране провинциальная печатня, где в 1577 г. Андроник Невежа (ученик Ивана Федорова) выпустил «Псалтирь Слободскую». Иван Грозный имел одну из богатейших библиотек (знаменитая «иванова либерия»), основу которой составляли бесценные книги, доставшиеся от византийской бабки царя - Софьи Палеолог. С Александровской слободой связана тайна бесценной царской библиотеки, которую тщетно пытаются найти уже несколько веков. Здесь жили и творили лучшие иконописцы и зодчие своего времени. По указу царя, сюда были свезены лучшие певцы и музыканты, в том числе крупнейшие мастера хорового пения – Иван Нос и Федор Христианин.

Александровская слобода повидала и многие события и драмы царской семьи. Здесь Иван Грозный дважды венчался после «смотра невест». Марфа Собакина умерла через две недели после свадьбы при загадочных обстоятельствах. Анна Васильчикова была насильно пострижена в суздальский Покровский монастырь.

Последние дни пребывания царя в слободе отмечены кровавой ссорой Ивана Грозного со старшим сыном Иваном, закончившейся смертью наследника. Это стало причиной стремительного ухода царя из Александровской слободы в ноябре 1581 г. После отъезда царя слобода утратила былое значение и славу.

Однако Александровская слобода оставалась дворцовым селом новой царской династии Романовых. Михаил Федорович, первый из Романовых, продолжил здесь строительные и ремонтные работы, подчеркивая преемственность и родство с Иваном IV (он приходился внучатым племянником царице Анастасии).

В середине XVII в. на месте бывшего Государева двора был основан женский Успенский монастырь, в котором побывали многие Романовы. Недалеко от слободы, которая досталась Петру I при разделе государевых сел между братьями, на Немецких горках 17-летний царь проводил свои пешие и конные потешные учения. После подавления стрелецкого мятежа, по приказу Петра I, в Успенский монастырь была пострижена его сводная сестра Марфа Алексеевна, обвиненная в причастности к мятежу. Она прожила как узница почти десять лет в Распятской церкви-колокольне.

Дочь Петра I Елизавета Петровна унаследовала Александровскую слободу как личные владения от своей матери. В период правления Анны Иоановны (1730-1740 гг.) она фактически находилась здесь в ссылке и жила в специально отстроенных для нее хоромах. В конце 1740-х годов по приказу уже императрицы Елизаветы Петровны для служилых людей александровского конного завода была открыта первая школа.

В 1778 г. дворцовая Александровская слобода получила статус города, о жизни которого подробно повествуют экспозиции музея-заповедника.

Архитектурный ансамбль Александровской слободы. Значимость царской Слободы XVI в. подчеркивалась удивительными по красоте кремлевскими зданиями, сохранившимися до сегодняшнего дня. Это, прежде всего, Покровская церковь – царский домовой храм XVI-XVII вв.

Первоначальная Троицкая шатровая церковь (теперь Покровская) была возведена в 1510-х годах (до археологических открытий 1990-х гг. она датировалась 1570-ми годами) великим князем Василием III. Она фактически была первым древнерусским каменным шатровым храмом и сложена из белого камня и большемерного кирпича. Здание состояло из собственно храмовой части с ризницей и трапезной, подклета из двух просторных палат и трех огромных подвалов, предназначенных для хранения ценностей. Церковь была домовым храмом Ивана IV Грозного, местом его раздумий и неистовых молитв. По персональному заказу царя, шатер был расписан изнутри: это уникальный случай сюжетной росписи храмового шатра. Фрески изображают ветхозаветные сюжеты, а также русских святых – князей и мучеников. Роспись призвана была воплощать идею богоизбранности русского царя и самой России. О пышности домового храма Ивана Грозного говорит открытый в конце XX в. белокаменный портал с изящной резьбой, не имеющей аналогов в архитектуре XVI в.

К храму вплотную примыкали двухэтажные каменные царские палаты. образуя вместе с ним единый комплекс. Палаты представляли собой просторные залы со сводчатыми потолками, разделенные между собой: каждый имел отдельный вход. Сохранились только две палаты в восточной части нижнего яруса, но даже по ним можно судить о роскоши и великолепии всего здания. Старинные гравюры сохранили виды интерьеров палат, в частности, большой парадной палаты, где стоял трон Ивана Грозного. Найдены изумительные по красоте керамические плитки, которые покрывали мозаичным узором полы тронной залы. Они изготовлялись по новейшим технологиям XVI в. а их использование для оформления дворца подчеркивало особый статус загородной резиденции царя. Художественные и интерьерные выставки «Государев двор в Александровской слободе», «Сенник постельный», «Столовая палата XVI в.» органично вписываются в белокаменное пространство дворцовых палат.

Под палатами были вырыты гигантские подвалы высотой до 3,5 метров. Высокими мощными белокаменными сводами они поднимаются вверх и даже имеют интересной формы окна, выходящие наружу. Сейчас в этих подвалах расположена экспозиция музея-заповедника, воспроизводящая мрачные застенки, где можно встретить Малюту Скуратова и увидеть средневековые орудия пыток, с которыми ассоциируется жестокость режима царской опричнины. Выражение «подноготная правда» появилось именно в те времена.

В XVII веке, после польско-литовского разорения, были сделаны новые пристройки к домовому храму. С запада к нему примкнули новая обширная трапезная с шатровой колокольней. Нижний ярус с трех сторон был обнесен галереями, с юга пристроен придел. Вероятно, тогда же церковь была переосвящена из Троицкой в Покровскую.

Другим редким образцом шатрового каменного зодчества XVI в. доминантой Государева двора стала Распятская церковь-колокольня. Она датировалась 1570-ми годами. Но особенность памятника в том, что внутри него, под мощными пилонами и тремя восходящими друг над другом галереями, скрыто еще более древнее строение – церковь Алексея Митрополита (1510-е годы). Этот «внутренний» храм представлял собой восьмигранный трехъярусный столп, богато и нарядно украшенный, с явным влиянием итальянской архитектуры. Во времена Ивана Грозного (скорее всего, в 1570-х гг.) церковь была капитально перестроена и превращена в высокую башню-колокольню высотой 56 метров с ярусом звона и площадкой для дозорных. Основание высокого шатра, венчающего колокольню, опирается на несколько ярусов кокошников. Колокольню окружают две галереи: открытая вокруг второго яруса колокольни и закрытая внутри яруса с кокошниками. С этим памятником связана легенда о Никитке Холопе, дерзнувшем пролететь над землей на деревянных крыльях, за что Иван Грозный повелел его казнить.

С юга к Распятской церкви-колокольне примыкает маленькая пристройка («Марфины палаты»), которую занимала насильно постриженная в монахини Успенского монастыря царевна Марфа Алексеевна, обвиненная Петром I в организации стрелецкого бунта 1689 г. В настоящее время в здании Распятской церкви-колокольни представлена экспозиция «Александровская слобода. Легенды и были».

К архитектурному комплексу Государева двора XVI в. принадлежит и небольшая Успенская церковь. Первоначально это был одноглавый белокаменный храм, стоявший на высоком подклете, под которым хорошо сохранились обширные подвалы. С ними связаны предположения о наличии подземного хода в царском кремле – загадочной «государевой трубы». От декора XVI в. сохранились нарядные филенки пилястр и порталов храма с пышными розетками. В 1660-х гг. церковь подверглась значительным перестройкам в связи с нуждами только что основанного в слободе Успенского монастыря: полностью изменилось завершение здания, ставшее пятиглавым, пристроена просторная трапезная с мощными столбами, поддерживающими свод. К 1675 г. к храму добавилась шатровая колокольня с часами – необычное сооружение, в котором четырехугольный столп колокольни завершается восьмигранным шатром. Еще позднее, в конце XVII в. с севера к трапезной был пристроен двухэтажный келейный корпус. В подклетных помещениях Успенской церкви сегодня разместились самобытные выставки музея-заповедника «Царская квасная» и «В купеческой лавке».

В рамках масштабного строительства царского двора, которое проводил Василий III, в 1513 г. был возведен Троицкий собор - массивный храм, увенчанный большой главой на световом барабане. Собор был выстроен из белого камня, перемежающегося с кирпичом, что скрадывало его тяжеловесность и вместе с утонченной резьбой создавало особую декоративность. По богатству белокаменной резьбы порталов собор выделялся в русском зодчестве XVI в. Он выглядел слегка приземисто из-за позднейших обстроек – крытой галереи с папертью и крыльцом.

Росписи, выполненные в середине XVI века, украшали все стены, столпы и своды собора. К сожалению, они сильно пострадали в 1887-1889 гг. когда практически все фрески были записаны новыми росписями артели Сафонова из села Палех. Реставраторам удалось расчистить только два фрагмента древних фресок, остальные до сих пор скрыты позднейшими росписями. Отдельного внимания заслуживают великолепные произведения декоративного искусства древние (XIV в.) медные врата - Тверские и Васильевские - в западном и южном порталах, вывезенные Иваном Грозным соответственно из Твери и Великого Новгорода.

В 1651 г. на месте загородного государева двора по жалованной грамоте царя Алексея Михайловича был основан Свято-Успенский женский монастырь.Надвратная церковь Федора Стратилата возвышается над западными воротами монастыря. Строилась церковь при царе Федоре Алексеевиче, что определило ее название. Он был частым гостем монастыря и благодарил монахинь за их молитвы о его здоровье жалованьем и рыбой (присылал сюда сазанов и стерлядь). Церковь была закончена и освящена в честь святого покровителя воинов в 1682 г. Она состоит из трех высоких четвериков, расположенных вдоль ограды монастыря с юга на север. Средний четверик, под которым находятся «святые ворота», выше боковых. Надвратная церковь обильно декорирована арками и колонками.

У противоположной, восточной стены монастыря, в царствование Федора Алексеевича был построен одноэтажный больничный корпус. К нему примыкала Сретенская больничная церковь. Это маленький скромный храм с простой архитектурой – невысокий четверик с одной главкой и однопролетной звонницей над западным входом. Рядом с церковью, в юго-восточном углу монастыря, располагалось кладбище. В 1707 г. здесь была похоронена сводная сестра Петра I, Марфа Алексеевна, которая отбывала «заточение» в Распятской церкви. Ее младшая сестра Феодосия, по завещанию, была похоронена рядом. В дальнейшем прах обеих сестер был перенесен в подклет Сретенской церкви, где была устроена усыпальница.

Вдоль всей северной монастырской стены в 1682 г. протянулся келейный корпус. Он разделяет монастырский и хозяйственный дворы. Даже для крупного монастыря удивительна протяженность корпуса – около 300 метров. Корпус – Г-образный в плане, первоначально он состоял из двух одноэтажных корпусов и соединялся с больничным корпусом. Декор первого этажа выполнен в характерном русском стиле, с богатыми фигурными наличниками на окнах и резными украшениями дверей. Он заметно отличается от оформления более позднего второго этажа. Корпус был разделен на «чистую» и «черную» половины – жилую и хозяйственную.
В «чистой» половине сохранились великолепные изразцовые печи с лежанками. На некоторых сводах первого этажа уцелели богатые розетки, вероятно, сохранившиеся от построек времен Ивана Грозного, которые частично вошли в новое здание.

Как и 500 лет назад, Александровский кремль привлекает наших современников интереснейшими страницами и тайнами средневековой истории России и уникальными архитектурными памятниками.

Автор: В. Королькова

Рекомендуем ознакомится: http://www.tourism33.ru